История кафедры минералогии и петрографии icon

История кафедры минералогии и петрографии





НазваниеИстория кафедры минералогии и петрографии
страница1/2
Дата конвертации03.06.2013
Размер0.66 Mb.
ТипДокументы
  1   2




ИСТОРИЯ КАФЕДРЫ МИНЕРАЛОГИИ И ПЕТРОГРАФИИ

Винокуров В.М., Бахтин А.И.


Первые лекции по минералогии для студентов Казанского университета читались уже в 1805-1806 учебном году профессором К.Ф. Фуксом и адъюнктом, а затем профессором Ф.Л. Эвестом. Кафедры минералогии тогда еще не было. Она будет организована лишь в 1840 году. До этих пор курс минералогии преподавался по кафедре естественной истории и кафедре химии и металлургии. В университете с 1805 г. существовал кабинет естественной истории, а с 1826 г. – минералогический кабинет, которым заведовал А.Я. Купфер. Он много времени уделял экскурсиям со студентами по окрестностям Казани, сбору разнообразных коллекций, в том числе и минералов.

Профессор по кафедре химии и металлургии Эвест читал лекции по минералогии в 1806 г. Курс минералогии читался им на русском языке для 18 слушателей. Содержание курса состояло из сведений о минералогии вообще, об ее телах (минералах); лекции сопровождались химическими опытами и пояснениями.

Кабинет естественной истории или натуральный кабинет был основан в 1805 г. С самого начала он включал в себя, кроме ботанических, зоологических и археологических коллекций, также коллекции минералов, руд, горных пород и окаменелостей. Первым его заведующим был профессор Фукс. Коллекции минералов и горных пород кабинета пополнялись за счет пожертвований частными лицами, сборами преподавателей и студентов университета во время экскурсий, а также благодаря сбору образцов учащимися училищ подведомственных университету губерний (Уфимской, Пермской, Вятской, Саратовской, Пензенской и др.) и, наконец, покупкой коллекций у разных лиц, в том числе и у профессоров университета (у Фукса, Броннера и др.). К 1819 г. кабинет естественной истории имел около 4000 образцов минералов и горных пород. Эти минералы и горные породы использовались в читаемом курсе минералогии "для большей успешности преподавания".

Преподавание минералогии и деятельность кабинета естественной истории обеспечивались до 1810 г. Фуксом и Эвестом (умер в конце 1809 г.) и, надо полагать, активным студентом естественной истории В.И. Тимьянским. Позже курс минералогии читали К.И. Броннер, В.И. Тимьянский, А. Виноградский, Н.Ф. Кулаков, А.Я. Купфер, А.Т. Покровский.

В 1810-1811 гг. преподавательский состав, среди прочих, пополнился профессором по кафедре физики К.И. Броннером и магистром В.И. Тимьянским (естественная история). В 1812-1817 гг. Броннеру после его многочисленных просьб поручалось, кроме физики, чтение лекций и по минералогии. Курс минералогии, читаемый Броннером, состоял из 3 частей: 1) философия минералогии или наука о свойствах минералов на основании начал Вернера; 2) ориктогнозия - наука о познании простых минералов, составляющих четыре класса (т.е. земли и камни, соли, возгораемые и металлы); 3) геогнозия - наука о минералах сложных (о камнях первобытных гор - порфиры, траппы, флецовые камни, брекчии, песчаные камни, вулканические и др.).

Броннер привез с собой из Швейцарии "...минералогическое собрание, состоявшее из коллекций ориктогностической, геогностической и окаменелостей" (Загоскин, т.I, 275). Эту коллекцию Броннер использовал при преподавании минералогии, а впоследствии продал ее университету. Здесь уместно отметить, что Броннером совместно с профессором Эрдманом в 1817 г. было обнаружено большое содержание магния в водах озера Эльтона.

В.И. Тимьянский, студент первого набора (1805 г.) отделения физико-математических наук Казанского университета, за работу "О разделении тел естественных на три царства..." в начале 1809 г. был удостоен степени кандидата естественной истории и рекомендован Фуксом для преподавательской деятельности в области естествознания, которую он и начал в 1811-1812 гг. лекциями по зоологии, ботанике, физиологии и минералогии. Лекции подкреплялись демонстрацией образцов из минералогического кабинета, экскурсиями и сбором коллекций из окрестностей Казани, что, несомненно, способствовало укреплению "естествознанческого" авторитета университета, увеличению и упорядочению коллекции кабинета естественной истории. Неординарные способности, трудолюбие и увлеченность Тимьянского способствовали быстрому продвижению его по службе: в 1811 году он был возведен в степень магистра, в 1814 - в звание адъюнкта, в 1819 - экстраординарного и, наконец, в 1823 г. - ординарного профессора. В.И Тимьянский принял от Фукса кафедру естественной истории в 1818 г. Из истории Казанского университета известно, что Тимьянский составил самостоятельный курс зоологии, ботаники и минералогии, который читался им вплоть до 1823 г. Необходимо также отметить, что за время работы в университете Тимьянский, говоря современным языком, принимал активное участие в разных областях общественной деятельности университета и, что нам кажется особенно важным, сумел сплотить вокруг себя "достойных" студентов-естественников. Некоторые из них впоследствии имели прямое отношение к минералогии: Виноградский А. - с 1820 г. был репетитором - повторителем лекций Тимьянского по минералогии, а Кулаков Н.Ф. в 1823-1824 гг. читал курс по минералогии и в разное время являлся смотрителем минералогического кабинета.

Н.Ф. Кулаков, выпускник университета 1820 г., в связи с уходом В.И. Тимьянского в С.-Петербургский университет, сначала читал все курсы естественной истории, а после назначения Эйхвальда профессором (1823 г.), читавшим зоологию и ботанику до назначения Купфера A.Я., обеспечивал до 1830 г. занятия по минералогии и геогнозии.

В 1824 г. на должность профессора Казанского университета был назначен А.Я. Купфер, слушатель Берлинского, Парижского и Геттингенского университетов. Купфер в своем прошении претендовал на заведование кафедрой минералогии, химии и физики. Поскольку кафедры минералогии в то время в Казанском университете не существовало, Купфер был утвержден ординарным профессором по кафедре химии и физики. Имея, кроме химического и физического, еще и минералогическое образование (ученик Х. Beйca по Берлинскому университету), Купфер читал лекции по минералогии и заведовал, им выделенным в самостоятельный, минералогическим кабинетом. Он был уволен из Казанского университета в 1828 г. в связи с переходом в С-Петербургскую академию. С отъездом Купфера занятия по минералогии и заведование минералогическим кабинетом снова были поручены адъюнкту Кулакову, а в связи с временным отъездом последнего в 1831 г. в С.-Петербург проведение занятий по минералогии и кристаллографии и заведование минералогическим кабинетом было поручено выпускнику Казанского университета А.Т. Покровскому, что последний и исполнял до увольнения из университета (1834 г.).

Выделение минералогического кабинета, в 1824-1825 гг. в качестве самостоятельной учебно-вспомогательной единицы является, несомненно, заслугой Купфера, уделявшего много забот минералогическому образованию в Казанском университете того времени. Преподавательскими экспедициями (наиболее значительными из которых являлись, конечно, поездка Фукса по Уралу и экспедиция А.И. Лобачевского в Сибирь), кроме отчетов, доставлялось в минералогический кабинет большое число минералов, руд и горных пород. Коллекции минералогического кабинета пополнялись, кроме того, и за счет пожертвований отдельными лицами, а также покупкой коллекций у частных лиц. Здесь надо еще раз упомянуть о приобретении "систематического собрания минералов" у профессора Броннера и особо отметить приобретенное университетом у вдовы действительного камергера Свистунова "минеральное собрание", включающее, в частности, "...полную систему минералов Вернера, с присовокуплением также предметов, принадлежащих к исследованию знаменитого физика и минералога Гаюи и, потому, собрание сие есть одно из лучших в С-Петербурге" (Загоскин, т.IV, с.176). Коллекция, купленная у Свистуновой, была привезена в Казань в сентябре 1823 г., приемка же ее затянулась до 1825 г. В связи с этим была обнаружена и недостача образцов, и возможная замена некоторой ее части. Небрежное в то время, не говоря более, отношение к коллекциям подтверждается также и тем, что часть коллекции с минералами (в количестве 16 ящиков), привезенной А. Лобачевским с Урала, была забыта и случайно обнаружена спустя три года в кладовой казначейства.

Минералогия и кристаллография, а позднее (1835 г.) и геогнозия преподавались студентам отделения физико-математических наук. Лишь в 1837 - 1839 гг., в связи с увольнением из университета последнего преподавателя минералогии Кулакова, минералогия, кристаллография и геогнозия не читались. Чтение этих курсов возобновилось лишь в 1840 г.

Уставом 1835 г. в Казанском университете в составе второго (естественного) отделения философского факультета предусматривалось 8 кафедр, в том числе и кафедра минералогии и геогнозии. Однако подходящей в это время в университете кандидатуры на заведование кафедрой не было. Такая появилась в лице Вагнера П.И., который был назначен 12 апреля 1840 г. (без избрания) попечителем Мусиным-Пушкиным на должность экстраординарного профессора по кафедре минералогии и геогнозии. Эта дата является точкой отсчета существования кафедры минералогии и геогнозии в Казанском университете. П.И. Вагнер не имел специального минералогического образования. После окончания в 1819 г. Дерптского университета Вагнер получил звание аптекаря. Не удовлетворившись этим, он поступил в Виленский университет, по окончании которого в 1826 г., имея звание лекаря, определился в этом звании сначала на Богословский, а позднее - на Верхнеисетский завод на Урале. В 1831 г. Виленским университетом за работу "Медико-топографическое описание Богословского завода" П.И. Вагнер был удостоен степени доктора медицины. В 1832 и 1838 гг. он безуспешно пытался устроиться на кафедру хирургии Виленского университета. Получив отказ, ищет кафедру в Казанском университете. Будучи на Урале, Вагнер проявлял интерес к минеральным богатствам Урала, занимался коллекционированием минералов, нашел и описал, как он предполагал, новый минерал, названный им, не без умысла, в честь попечителя Казанского университета Мусина-Пушкина - "пушкинитом" (в действительности "пушкинит" иногда рассматривается сейчас в минералогии как Na-Li -содержащая разновидность эпидота). В 1840 г. возобновились лекции по минералогии на естественном отделении: четыре раза в неделю по материалам (учебным пособиям) Науманна, Купфера и др.

С 1841 г. Вагнер начал чтение и геогнозии. С этого времени возобновились лекции по минералогии и на врачебном факультете. В это время Вагнер уделял внимание устройству кабинета минералогии. В 1841 г. для ознакомления с постановкой минералогических экспозиций и закупки инвентаря он ездил в Москву, С-Петербург, Дерпт и Вильно. Кабинет минералогии, созданный трудом его предшественников, являлся самым обширным собранием: к 1844 г. он имел 19243 (19069 ?) образца минералов, отдельных кристаллов, моделей, горних пород и окаменелостей. Кабинет минералогии Вагнером был разделен на четыре раздела:

1) минералы по системе Неккера;

2) горные породы и окаменелости по почвам и горным формациям;

3) кристаллы и модели по Розе (в 1840 - 1841 гг. Вагнером было приобретено 100 правильно ограненных кристаллов минералов, 150 кристаллографических моделей и 3 гониометра – Вольстона, Мооса и Каранжо);

4) коллекция минералов для преподавания ориктогнозии.

Получив кафедру минералогии и геогнозии, Вагнер резко изменил характер своей научной деятельности - он с 1843 г. занялся геологией местного края, а позднее - восточных губерний европейской России. Им было опубликовано несколько статей по геогностическому составу почв и составлены соответствующие карты Казанской и Симбирской губерний, имевшие уже в конце девятнадцатого века лишь исторический интерес. На этом можно было бы закончить ту часть истории кафедры минералогии, которая была связана с именем Вагнера. К сожалению, с этим именем связаны весьма печальные события в жизни минералогического кабинета, и, конечно, кафедры минералогии.

В 1851 г. у Вагнера, потерявшего, видимо, всякий интерес к благоустройству минералогического кабинета и развитию минералогии в университете, возникла, идея передать дублетные образцы минералов и горных пород в гимназии Казанского учебного округа. С "благословения" попечителя Молоствова Вагнер занялся разборкой и подготовкой коллекций минералов к передаче. С уведомления руководства университета дело о передаче коллекций дошло до министра народного просвещения Уварова, который в октябре 1852 г. дал свое согласие, но с условием, что “...эта операция не расстроит полноты минералогических собраний Университета”. Заручившись поддержкой и одобрением местной администрации (деканом Котельниковым) и более высокой - попечителем и министром - Вагнер к концу 1855 г. составил из так называемых "дублетных" образцов 8 отдельных коллекций, одну для Пензенского дворянского института и 7 коллекций для Оренбургской, Уфимской, Пермской, Симбирской, Саратовской, Астраханской и второй Казанской гимназий. В 1855 г. с согласия декана Котельникова эти коллекции (12539 из имевшихся 19243 образцов) были исключены из фондов кабинета минералогии. А. Штукенберг в 1901 г. по этому поводу писал: “Исключение “дублетов” минералогического кабинета в 1855 г. было одним из грустных событий в жизни минералогического кабинета. Теперь трудно поверить, что ради снабжения 8 средних учебных заведений ученическими коллекциями минералов можно было под видом дублетов исключить 12 тысяч минералов. Были исключены собственно не дублеты, а был исключен полностью минералогический кабинет…” и много уникальных образцов: золота (50 штуфов), платины (5 штуфов), серебра (145), 10 алмазов, самоцветов - рубинов, топазов, бериллов, эвклазов и т.д. Кабинет минералогии, формировавшийся предшественниками Вагнера в течение 50 лет, был им разбазарен и опустошен.

По уставу 1863 г. в Казанском университете функционировало четыре факультета: историко-филологический, физико-математический, юридический и медицинский. В составе физико-математического факультета состояло 12 кафедр, среди которых мы видим кафедру минералогии и кафедру геогнозии и палеонтологии. Организованная по уставу 1835 г. кафедра минералогии и геогнозии разделилась на две: кафедру минералогии и кафедру геологии. Последнюю возглавил Н.А. Головкинский.

В 1865 г. Вагнер оставил кафедру минералогии. Вместо него был назначен доцент кафедры минералогии и геогнозии Ф.Ф. Розен, он же принял и заведование минералогическим кабинетом.

Фридрих Федорович (Фридрихович) Розен - выпускник Дерптского (Тартусского) университета 1863 г. После получения в 1864 г. степени магистра естественных наук он был избран и утвержден доцентом, с 1868 г.— экстраординарным и чуть позже - ординарным профессором кафедры минералогии Казанского университета. В 1865 г. принял заведование кафедрой минералогии и минералогическим кабинетом (из последнего в это время выделился геологический кабинет во главе с Н.А. Головкинским). Ф.Ф. Розену с самого начала своей деятельности пришлось приводить в порядок запущенное Вагнером преподавание минералогического цикла, заниматься организацией научных минералогических исследований и восстановлением минералогического собрания кабинета. Сам Ф.Ф. Розен в течение 32 лет (до 1896 г.) преподавал минералогию и, видимо, геологию в Казанском университете, а с 1880 г. - минералогию и в ветеринарном институте. Он много сделал для обеспечения соответствующих времени серьезных минералогических исследований, оборудовал необходимым инвентарем и материалами химическую лабораторию, в которой с успехом проводились "самые деликатные" химические анализы. Организовал шлифовальную мастерскую, микроскопические кристаллооптические исследования пород и минералов, в том числе и ориентированных монокристаллов. Ф.Ф. Розену удалось, наконец, в значительной степени пополнить коллекции минералогического кабинета, доведя их до более 10000 экспонатов. Научные интересы Розена лежали в области геологии и минералогии: среди его научных публикаций мы можем найти статьи, посвященные исследованию различных по возрасту геологических образовании приказанского района, а также обсуждения связи оптических свойств альбитов с их химическим составом, о псевдоморфозах слюды по кристаллам корунда и др. Кроме многолетней научно-педагогической деятельности, Ф.Ф. Розен хорошо известен также и как администратор - за время службы в Казанском университете он пять раз "исправлял должность декана физико-математического факультета" и несколько раз исполнял обязанности директора ветеринарного института.

За период заведования Ф.Ф. Розеном кафедрой минералогии (1865-1899 гг.) состав ее был немногочисленным. В разные годы в преподавании и проведении научной работы, кроме Ф.Ф. Розена, принимали участие Алексей Михайлович Зайцев (1880 - 1888 гг.), Аркадий Валерьянович Лаврский (1888 - 1903 гг.), Георгий Викторович Вульф (1897-1898 гг.) и отчасти Петр Иванович Кротов (1880 - 1888 гг.). A.M. Зайцев преподавал описательную минералогию, обеспечивал и проводил качественный химический анализ минералов. В 1888 г. с присвоением звания экстраординарного профессора перешел в Томский университет. А.В. Лаврский с 1888 по 1903 г. исполнял обязанности хранителя минералогического кабинета, а с 1896 г., после получения должности приват-доцента проводил занятия (вместо заболевшего Розана) по общей минералогии и кристаллографии. После утверждения в степени магистра минералогии и геогнозии (I900 г.) в 1903 г. перешел в Екатеринославское (ныне Днепропетровск) горное училище на должность экстраординарного профессора. Научные исследования A.M. Зайцева, и А.В. Лаврского за время работы на кафедре минералогии были посвящены изучению геологии и минералогии осадочных образований Поволжья и Прикамья, а также магматических пород Среднего Урала (Зайцев), диабазов Нижней Тунгуски, плагиоклазово-авгитовых пород междуречья рек Лены и Енисея (Лаврский).

Г.В. Вульф, выпускник Варшавского университета 1886 г. После защиты магистерской (1890 г.), а позднее (1896 г.) докторской диссертации приват-доцент Варшавского университета Г.В. Вульф в 1897 г. был назначен экстраординарным профессором на кафедру минералогии Казанского университета, в университете он проработал всего три семестра и в конце 1898 г. был перемещен в Варшавский университет ординарным профессором кафедры минералогии. В Казанском университете Г.В. Вульф преподавал кристаллографию и продолжал свои кристаллографические исследования, начатые еще в Варшавском университете и во время научной командировки в Мюнхен и Париж. К казанскому периоду деятельности Вульфа относится изобретенный им в 1897 г. и впервые доложенный на заседании Казанского математического общества графический способ определения кристаллов. В основе этого способа была положена разработанная им сетка для пространственного проектирования, получившая очень быстро мировое признание под названием "сетка Вульфа" и широко применяющаяся до сих пор в различных областях кристаллографии, физики, химии, геодезии и т.д.

П.И. Кротов в 1880 - 1888 гг. состоял приват-доцентом по кафедре минералогии и геологии. Ему поручалось проведение занятий по минералогии и на медицинском факультете, которые он исполнял до 1913 г., и в ветеринарном институте (1906 - 1911 гг.) будучи уже в составе другой кафедры (с 1888 г. - профессор кафедры географии, а позднее - геологии - 1905 г.). С 1902 по 1904 г. в связи с отсутствием преподавателей на кафедре минералогии (уход Вульфа и Лаврского) и смертью Розена (1902 г.) П.И. Кротов временно преподавал минералогию и кристаллографию на физико-математическом факультете и заведовал минералогическим кабинетом. По образованию, интересам и опыту работы он был геологом и географом. С его именем связано зарождение в Казанском университете геоморфологического направления в географии. Однако, наряду с многочисленными научными публикациями по геологии, главным образом, верхнепермских отложений Поволжья, Прикамья и др. регионов Русской платформы, среди его работ имеются и минералогические, посвященные залежам фосфоритов в Вятской и Казанской губерниях, описанию волконскоита, Оханских метеоритов.

Заведующими (хранителями) минералогического кабинета в разное время являлись Д.В. Розен (1864 - 1876 гг.), П.И. Кротов(1876-1885 гг.), А.М. Зайцев (1885 - 1888 гг.), А.В. Лаврский (1888 -1903 гг.), П.И. Кротов (1902 - 1904 гг.).

После смерти Розена кафедру минералогии возглавил приват-доцент С Петербургского университета Борис Константинович Поленов, назначенный в Казанский университет в 1904 г. исполняющим должность ординарного профессора. Б.К. Поленов прибыл в университет уже опытным специалистом минералого-петрографического направления. Высшее образование он получил в С-Петербургском университете, окончив его в 1882 г. со степенью кандидата. После защиты диссертации в Петербургском университете в 1899 г. удостоен степени магистра минералогия и геогнозии. В должности приват-доцента преподавал в Петербургском университете петрографию (1899 - 1903 гг.) и, одновременно, минералогию и геологию в ин­ституте гражданских инженеров (1899 - 1904 гг.). Начатые еще в Петербургском университете минералого-петрографические работы на Алтае, в Якутии и на Урале он продолжил, работая и в Казанском университете. Им совместно с сотрудниками кафедры и кабинета М.С. Прянишниковым, Б.П. Кротовым, Сухотериным и Андреевым практически ежегодно организовывались экспедиции, осуществлялась геологическая съемка ряда районов востока страны. Результатом этих экспедиций явился ряд геологических рукописных отчетов и печатных статей. М.Э. Ноинский писал, что исследования Б.К. Поленова на Алтае "...всегда будут базой для всех последующих исследователей этой области".

Имея значительный опыт заведования геологическим кабинетом в Петербургском университете, Б.К. Поленов приложил много энергии и сил по увеличению экспозиционного материала, его систематизации и приобретения исследовательского оборудования. За счет приобретенных иностранных минералов и сборов образцов во время экскурсий минералогическая коллекция значительно пополнилась. Она была разделена на основную (музейную) и учебную коллекции. Б.К. Поленов положил начало организации при кабинете специализированной библиотеки, основу которой составило собрание научной литературы, подаренной Ф.Ф. Розеном кафедре минералогии.

Определенная реорганизация и модернизация была проведена Б.К. Поленовым и в содержании читаемых кафедрой дисциплин. Особое внимание Б.К. Поленовым в этот период было уделено совершенствованию курса петрографии магматических пород. Он ориентировал на чтение петрографии Б.П. Кротова. В результате Б.П. Кротов, после трех стажировок за границей, в 1911 г. возобновляет временно прерванное чтение (со времени Розена и Лаврского) лекций по петрографии магматических пород и проведение занятий по микроскопическому их описанию. М.С. Прянишников обеспечивал занятие по кристаллографии. Б.К. Поленов во все годы работы на кафедре читал курс минералогии. Современник Б.К. Поленова, профессор М.Э. Ноинский в выступлении на заседании Казанского общества естествоиспытателей, посвященном юбилею Поленова, отмечал, что "как ученый Б.К. Поленов чрезвычайно счастливо сочетает в себе, с одной стороны, выдающегося, глубоко наблюдательного и неутомимого полевого геолога, с другой стороны - талантливого, широко охватывающего предмет кабинетного и лабораторного исследователя". Б.К. Поленов в отзывах его современников характеризуется как широко и разносторонне образованный человек большой культуры и обаяния. "Казанские геологи называли его ходячей энциклопедией", видимо, не зря. Он выполнял большую "общественную" работу: с 1892 г. вел отдел геологии и палеонтологии в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, в 1901 - 1902 гг. редактировал дневник II съезда русских естествоиспытателей и врачей, с 1895 г. был в составе геологической части при императорском кабинете и с 1896 г. состоял редактором протоколов императорского С-Петербургского общества естествоиспытателей и т.п. Будучи в Казани, он выполнял и указанные выше обязанности и, кроме того, много времени уделял общественной жизни факультета, в частности, в течение многих лет являлся бессменным председателем Казанского общества естествоиспытателей.

В 1913 г. Б.К. Поленов уходит в отставку и уезжает из Казани на родину - в Костромскую губернию. Через два года, в 1915 г., он переезжает в Пермь в открывшийся там университет и организует кафедру минералогии.

С отъездом Поленова из основного преподавательского состава на кафедре остались приват-доцент Б.П. Кротов и ассистент М.С. Прянишников. После кратковременного перерыва заведование кафедрой и минералогическим кабинетом перешло к приват-доценту, а позднее - профессору Борису Петровичу Кротову.

Сын видного геолога и географа П.И. Кротова, Б.П. Кротов после завершения полного курса обучения на естественном отделении физико-математического факультета Казанского университета в 1906 г. некоторое время исполнял обязанности сверхштатного хранителя геологического кабинета, а затем - ассистента. В 1908 г. после успешных испытаний на степень магистра был трижды командирован в Мюнхен к профессорам П. Гроту и Э. Вейншенку для совершенствования в области минералогии и петрографии. С 1911 г. началась педагогическая деятельность Б.П. Кротова на кафедре минералогии лекциями по петрографии и по минералогии. С уходом Б.К. Поленова в 1913 г. Б.П. Кротову распоряжением по физико-математическому факультету было поручено чтение лекций по всем предметам кафедры минералогии. С этого же времени Б.П. Кротов становится заведующим кафедрой минералогии и минералогического кабинета. Он прилагает много усилий для пополнения коллекций минералов и горных пород. Ему удается пополнить минералогический кабинет за счет минералогических коллекций из Казанского ветеринарного института, закупить исследовательский и учебный инвентарь. Особой заботой Б.П. Кротова являлось укомплектование штатов преподавателей, организация учебного процесса и научных исследований. Однако 1914 - 1920 г., годы империалистической войны и Октябрьской революции, были не лучшим временем для обеспечения указанных выше забот. Вся преподавательская деятельность обеспечивалась в основном Б.П. Кротовым и М.С. Прянишниковым. С 1920 г. Б.П. Кротов начинает привлекать к преподавательской работе студентов старших курсов, специализировавшихся при кафедре минералогии и петрографии. Первыми такими студентами, часть из которых впоследствии вошла в основной преподавательский состав кафедры, были Л.М. Миропольский (с 1920 г.), Б.А. Успенский (с 1921 г.), Н.И. Архангельский (с 1922 г.) и Н.А. Успенский (с 1924 г.).

Научные исследования кафедры минералогии и петрографии во главе с Б.П. Кротовым в 20 - 30-х годах были посвящены минералогии, петрографии и полезным ископаемым Поволжья, Приуралья и Урала. Б.П. Кротов в эти годы занимался проблемой образования доломитов верхнепермских отложений, Им, как известно, была разработана теория образования доломитов путем химической реакции между сернокислым магнием морских вод и известковым илом. К этому же времени относятся работы Б.П. Кротова по изучению особенностей таких минералов, как галит, флюорит, гипс, ангидрит и др., встречающихся в осадочных породах. С конца 20-х годов по заданию Геолкома практически весь состав кафедры занимался изучением железорудных месторождений Урала (Алапаевское, Уфалейское, Нязе-Петровское, Бакальское и др.).

Работы сотрудников кафедры минералогии под руководством Б.П. Кротова на железорудных Уральских месторождениях "Алапаевского типа" оказались определяющими: было установлено, что железные окисные руды представляют собой плащеобразные тела, располагающиеся выше уровня грунтовых вод. Первичные же неокисленные руды представлены сидеритово-хлоритовыми образованиями. Этими работами было показано, что ряд окисных железных руд Союза представляет собой своеобразные зоны выветривания первичных сидеритовых или шамозитовых руд. К этим годам преподавательский состав кафедры был специализирован: Б.П. Кротов оставил себе главным образом петрографические курсы и учение о месторождениях полезных ископаемых. Он одним из первых в стране с 1922 г. начал чтение курса лекций по осадочной петрографии. Б.А. Успенскому было поручено преподавание петрографии, методов микроскопического определения минералов и позднее (1935 г.) - универсальный метод Федорова. Л.М. Миропольский преподавал курсы минералогии, геохимии и кристаллографии. М.С. Прянишников до увольнения (1924 г.) вел практику по кристаллографии. Н.И. Архангельсияй и Н.А. Успенский преподавали минералогию и петрографию. Н.И. Архангельский в 1928 г. перешел на работу начальником партии в Уралгеологию, а позднее стал заведующим кафедрой геологии геологического факультета Уральского университета. Н.А.Успенский в 1931 г. перешел на работу в Институт Геологической карты Главного геологического разведочного управления ВСНХ СССР (Ленинград).

По отзывам современников лекции Б.П. Кротов читал на высоком научном уровне. Он был очень пунктуальным и требовательным преподавателем не только к своим помощникам, но и к себе. Однако, в отличие от своего предшественника - Б.К. Поленова, Б.П. Кротов "держал дистанцию" как со студентами, так и с сотрудниками.

В 1930 г. Б.П. Кротов перешел на работу в Ленинградский горный институт на кафедру полезных ископаемых, профессором которой являлся до 1933 г. В 1933 г. Б.П. Кротов был приглашен в ИГЕМ АН СССР (тогда Ломоносовский институт), в котором и работал до смерти - 1974 г.

С уходом Б.П. Кротова заведующим кафедрой минералогии и петрографии и минералогическим кабинетом (1930 г.) утверждается доцент Леонид Михайлович Миропольский.

Л.М. Миропольский - выпускник Казанского университета 1920 г. по специальности минералогия и петрография. Еще будучи студентом в начале 1920 г. он был избран ассистентом по кафедре минералогии лесного факультета университета, где и работал до 1928 г. В конце 1922 г. был утвержден преподавателем по кафедре минералогии и петрографии физико-математического факультета университета, а в 1928 г. - старшим ассистентом при минералогическом кабинете. В 1920 г., по ходатайству декана гео-биофака проф. Н.А. Ливанова, Л.М. Миропольскому поручается проведение курсов кристаллографин, минералогии, методов макроопределения минералов и кристаллооптических измерений и курс рудных месторождений. В том же году Л.М. Миропольский представляется на должность доцента по кафедре минералогии и петрографии, а позднее, как уже упоминалось, в связи с отчислением Б.П. Кротова с должности заведующего кафедрой, Л.М. Миропольский утверждается в должности заведующего кафедрой минералогии и петрографии и заведующего минералогическим кабинетом. Кроме этого, в период с 1923 по 1932 г., Л.М. Миропольский работал доцентом на инженерно-строительном факультете Казанского педагогического института, а с 1930 по 1932 - доцентом и профессором в Казанском химико-технологическом институте. Бурная по природе натура, кипучая, плодотворная и очень активная научно-исследовательская и преподавательская деятельность Л.М. Миропольского очень быстро сделали его весьма известным в научном мире страны; в университете, кроме того, он пользовался авторитетом и как отличный организатор и общественный деятель. В 1931 г., видимо по запросу директора (ректора) Казанского университета Векслина на предмет дальнейшего продвижения Л.М. Миропольского по службе, директор Минералогического института АН СССР (Ленинград) академик А.Е. Ферсман писал следующее: "Я знаю хорошо как научные исследования т. Миропольского, так и его полевую исследовательскую деятельность в области изучения полезных ископаемых Поволжья. Я считаю, что среди молодых минералогов это один из самых крупных, активных самостоятельных работников, вполне владеющих научной методикой и уже зарекомендовавших себя прекрасными работами. Очень ценны его связь с вопросами производительных сил и умение применять теоретические выводы к практическим проблемам. Поэтому мое отношение к научной деятельности Миропольского вполне положительное". Далее мы увидим, что такое отношение А.Е. Ферсмана к Л.М. Миропольскому повлияло в дальнейшем на его научную и общественную деятельность.

В феврале 1931 г. приказом по Казанскому университету и.о.

профессора Л.М. Миропольский назначается заведующим (деканом) гео-биологического факультета. В апреле 1931 г. в составе университета был образован (недолго просуществовавший) геолого-минералогический институт, директором которого был назначен Л.М. Миропольский, (и одновременно и заведующим кафедрой и деканом гео-биофака). Весной 1931 г. на имя ректора университета, от академика А.Е. Ферсмана была отправлена телеграмма с просьбой срочно выслать "Личное дело" и характеристику на Л.М. Миропольского с целью представления его старшим минералогом Академии. В архивном личном деле Миропольского имеется следующая резолюция ректора университета: "Ничего выслано не будет". В 1931 - 1933 гг. между руководителем университета и ВАК'ом шла переписка о присвоении Л.М. Миропольскому профессорского звания по кафедре минералогии и петрографии. В конце 1932 г. Л.М. Миропольский сектором кадров Н.К.Т.П. СССР приглашался в Уральский горный институт в качестве заведующего кафедрой рудных месторождений. Но и в этом случае ректорат университета дал отказ.

В 1933 г. в Казанском университете было образовано пять факультетов, в том числе - геолого-почвенно-географический, деканом которого был назначен Л.М. Миропольский.

В 1933 г. академик А.Е. Ферсман пригласил Л.М. Миропольского в Свердловск на должность заместителя директора геохимического института Уральского филиала АН СССР. Согласия руководства университета на перевод Л.М. Миропольского не было и на этот paз.

В начале 1934 г. Л.М. Миропольский за плодотворную научно-исследовательскую деятельность был утвержден ВАК'ом в звании профессора по кафедре минералогии и петрографии Казанского университета. В январе 1936 г. после ходатайства руководства университета, поддержки академика А.Е. Ферсмана и заведующего кафедрой минералогии Ростов-Донского университета проф. Д.П. Сердюченко ВАК утвердил Л.М. Миропольского в ученой степени доктора геолого-минералогических наук без защиты диссертации. В 1937 - 1938 гг. по распоряжению СHK СССР пересматривался профессорско-преподавательский состав Высшей школы: приказом 184 от 16.1.1938 г. Л.М. Миропольский был утвержден в должности заведующего кафедрой минералогии и петрографии Казанского университета (исполняя обязанность декана геолого-почвенного факультета). С сентября 1944 г. Л.М. Миропольский занимал должность проректора по научной работе университета (и освобожден в связи с этим от обязанностей декана). В августе 1945 г. Л.М. Мирополъский был назначен директором Геологического института. КФАН СССР (1945 -1964 гг.) и чуть раньше - заместителем председателя президиума КФАН СССР (1945 - 1949 гг.) (в феврале 1946 г. освобожден от обязанностей проректора КГУ, исполняя при этом обязанности заведующего кафедрой минералогии и петрографии). С 1950 г. Л.М. Миропольский в КФАН СССР на должности директора Геологического института работает на 0,5 ставки, считая своим основным местом работы кафедру минералогии и петрографии университета, на которой и проработал до последних дней (27.06.1965 г.).

Кафедру минералогии и петрографии Л.М. Миропольский принял в период перебазировки (1929 - 1930 гг.) и кафедры, и кабинета, из помещения "Старой клиники" в новое помещение на. ул.Чернышевского (сейчас ул. Кремлевская 4/5). Этот переезд потребовал очень много усилий и энергии. Будучи заведующим и хранителем минералогического кабинета еще в старом помещении и после переезда в новое здание, Л.М. Миропольский провел очень кропотливую работу по приведению в порядок и систематизации разрозненных минералогических коллекций. С уходом Б.П. Кротова (а также Н.А. Успенского и Н.И. Архангельского) на кафедре, кроме Л.М. Миропольского, остался лишь Б.А. Успенский. Вся преподавательская нагрузка вначале была распределена между ними так, что Б.А. Успенский обеспечивал все курсы, связанные с петрографией, а все остальные проводились Л.М. Миропольским. В связи с этим Л.М. Миропольский должен был решать проблему преподавательского состава кафедры. В 1931 г. на кафедру был приглашен ее бывший выпускник, работавший на Урале, В.А. Полянин, несколько позднее на должность ассистента была принята Вера Антоновна Beришко (до 1934 г.), а в 1933 г. в аспирантуру при кафедре был зачислен выпускник кафедры 1932 г. Ф.М. Ишмаев. Будучи аспирантом, Ф.М. Ишмаев сразу же включился и в педагогическую деятельность. В кафедральной химической лаборатории того времени работала В.Н. Степанова, позднее ее заменил Н.П. Руденко, изготовлением шлифов в мастерской занимались Либус и позднее В.К. Десницкая. Вот такой сравнительно малочисленный состав преподавателей (4 человека) и два их помощника обеспечивали преподавание по курсам кафедры и проводили научные изыскания в начале 30-х и первых лет 40-х годов (до конца Отечественной войны).

Борис Алексеевич Успенский - выпускник кафедра минералогии и петрографии Казанского университета 1923 г. Еще со студенческих лет (с 1921 г.) работал на кафедре ассистентом, с 1931 по 1952 г. - доцентом кафедры минералогии и петрографии, а с 1952 до 1959 г. (до выхода на пенсию) - доцентом кафедры полезных ископаемых и разведочного дела. Его преподавательская и научная работа была все годы непосредственно связана с петрографией и сопутствующими ей курсами микроскопического определения минералов, Федоровского метода и др.

Владимир Алексеевич Полянин - выпускник кафедры минералогии и петрографии Казанского университета 1930 г., после окончания год работал на Урале в должности начальника Алапаевской геолого-разведочной базы Ленинградского института металлов. Затем по приглашению Л.М. Миропольского в 1931 г. он был зачислен на должность ассистента кафедры и одновременно заведующим минералогическим кабинетом. В 1937 г. В.А. Полянин защитил кандидатскую диссертацию по минералогии и генезису мезозойских бокситов восточного склона Урала и в 1939 г. был утвержден доцентом по кафедре минералогии и петрографии. В 1955 г. он защитил докторскую диссертацию по литологии четвертичных отложений Татарии, в 1958 г. утвержден в звании профессора. За всю свою многолетнюю преподавательскую деятельность В.А. Полянин обеспечивал разнообразные курсы. В 30-х годах он вел занятия по рудной минералогии, минераграфии, методам исследования кристаллов, паяльной трубке. Позднее он читал специальный курс по минералогии и кристаллографии, петрографии магматических и осадочных пород, разведочному делу и учению о полезных ископаемых, проводил занятия по иммерсионному методу, минераграфии и другим предметам.

Научные интересы В.А. Полянина были достаточно разнообразны. В начале своей научной деятельности он занимался научением железорудных и бокситовых месторождений Урала, в более позднее время объектами его изучения были фосфориты Среднего Поволжья и Кировской области, а также полиметаллические руды Алтая, наконец, четвертичные отложения Татарии и связанные с ними строительные и дорожные материалы.

Фарид Мансурович Ишмаев после окончания университета по кафедре минералогии и петрографии Казанского университета до 1933 г. работал начальником Тюменской железорудной поисковой партии от Уральского геолого-разведочного управления. С 1933 г. он, являясь аспирантом Л.М. Миропольского по кафедре, изучал колчеданные месторождения на Урале и одновременно (с1934 г.) проводил практические занятия по минералогии и кристаллографии, читал эти же курсы для биологов. В 1936 г. защитил кандидатскую диссертацию, посвященную минералогии и генезису колчеданных руд месторождений им. III Интернационала на Урале. В 1939 г., после утверждения в звании доцента по кафедре минералогии и петрографии, он читал лекции по минералогии и петрографии магматических пород, а с 1945 г. – лекции и лабораторные занятия по литологии для студентов-биологов. Научная деятельность Ф.М. Ишмаева после защиты кандидатской диссертации была направлена на изучение осадочных пород каменноугольного и пермского возраста, а также на изучение полезных ископаемых Татарии. С 1947 г. Ф.М. Ишмаев исполнял обязанности заместителя декана, а с 1956 по 1977 гг. являлся деканом геологического факультета. В 1981 г. он вышел на пенсию.

Андрей Алексеевич Трофимук после окончания геолого-почвенно-географического факультета в 1933 г. поступил в аспирантуру на кафедру минералогии. Еще будучи студентом, А.А. Трофимук привлекался профессором Л.М. Миропольским к изучению железорудных месторождений Урала – Уфалейских, Бакальских и Алапаевских. Последние явились темой его дипломной работы. Будучи зачисленным в аспирантуру, А.А. Трофимук посчитал, что терять время на подготовку и сдачу аспирантских экзаменов расточительно. Он решил совмещать учебу в аспирантуре с работой. Для этой цели перешел в заочную аспирантуру и устроился на работу в трест «Востокнефть» (с начала в г. Свердловске, позднее в г. Уфе). В 1937 г. уже будучи руководителем ЦНИЛ-ла треста «Востонефть», А.А. Трофимук все еще числился в заочной аспирантуре, но из-за большой академической задолженности был отчислен. В этом же году после разрешения Наркомпроса он досдал необходимые аспирантские экзамены. В сентябре 1938 г. представил в Совет геолого-почвенно-географического факультета кандидатскую диссертацию на тему «Нефтеносные известняки Ишимбаева», которую защитил в декабре 1938 г. и был утвержден в ученой степени кандидата геолого-минералогических наук в феврале 1939 г. В дальнейшем прямой связи с факультетом по работе не имел. В 1949 г. защитил докторскую диссертацию. В 1953 г. был избран членом-корреспондентом, а в 1958 г. – академиком АН СССР. В течение многих лет являлся ведущим академиком-нефтяником Союза. Занимал многочисленные руководящие должности в разных организациях АН СССР. В последние годы исполнял обязанности научного консультанта в ИГиГ СО АН СССР в г. Новосибирске.

В течение двух лет (1945-47 гг.) практические занятия по кристаллографии и паяльной трубке проводила ассистент Валентина Нестеровна Логинова. В дальнейшем она работала в геологическом институте КФАН СССР.

Подводя некоторый итог истории кафедры минералогии и петрографии за годы, предшествующие и в годы Отечественной войны отметим, что тематика научных исследований, проводимая сотрудниками кафедры этого периода (30-е годы), в основном, являлась продолжением работ, организованных еще Б.П. Кротовым. Это главным образом изучение железорудных месторождений Урала, минералов и полезных ископаемых (фосфориты, барит, гипс, минералы меди, сера, волконскоит и др.) Татарии, Чувашии и Марийской АССР.

Литологическая направленность научных исследований в послереволюционные годы была обусловлена требованием в местном сырье, необходимым для восстановления народного хозяйства. В это время осадочные, главным образом, поверхностные образования начали разведываться на полезные ископаемые: казанские отложения на битум, серу, медь; юрские – на горючие сланцы; третичные – на уголь. Выявлялась водоносность среди разных по возрасту отложений. В это же время начала проводиться комплексная геологическая съемка 109 листа, куда входила значительная часть территории ТАССР. Литологические исследования в предвоенные годы были стимулированы начавшимися с 1929 г. широкомасштабными комплексными геологическими, инженерно-геологическими и гидрогеологическими работами по долинам рек Волги и Камы в связи с проектируемым в то время устройством в районе Самарской Луки плотины для Куйбышевской гидроэлектростанции. Огромные размеры проектируемых сооружений «Большой Волги» предусматривали выяснение самых разнообразных вопросов, связанных как с устроением плотины, так и с возможными побочными явлениями: затоплением промышленных объектов, угрозой оползней, карста и т.п. Зона Волжского водохранилища охватывала русло Волги и примыкающей к нему территории вплоть до Чебоксар, а по Каме – до Соколок. В работе Волгостроя принимало участие большое количество специалистов из разных организаций, в том числе и сотрудники кафедр геологического факультета университета. В 1920 -1930 гг. на кафедре минералогии и петрографии и на кафедре геологии решались текущие проблемы литологии. В этой связи необходимо отметить исследования М.Э. Ноинского, посвященные строению, зональности, цикличности и фациальной характеристике казанских отложений, работу Б.П. Кротова и А.В. Миртовой по литологии третичных отложений ТАССР, исследования Б.П. Кротова и Л.М. Миропольского и др. по вопросам генезиса фосфоритов, барита, гипса, меди, ангидрита, целестина, серы, связанных с осадкообразовательными процессами.

В годы Отечественной войны тематика научных исследований в связи с требованием мобилизации местных природных ресурсов на нужды обороны углубляется в направлении поисково-разведочных работ на местное сырье, на решение проблем их использования и путей развития местных производительных сил. Эта работа проводилась по заданию Совета по производительным силам (СОПСа) АН СССР, руководителем секции минерального сырья являлся Л.М. Миропольский. К этому же времени относятся интенсивные нефтепоисковые работы и литологическая съемка поверхностного осадочного чехла Закамья. Научно-исследовательская направленность сотрудников кафедры минералогии и петрографии в послевоенные годы характеризуется все более углубляющейся литолого-геохимической, регионально-литологической и литостратиграфической ориентацией. К концу 50-х годов сотрудниками кафедры минералогии в петрографии (В.А. Поляниным, В.М. Винокуровым и В.В. Корчагиным) и сотрудниками геологического института КФАН СССР (Н.В. Кирсановым, В.В. Сементовским, Г.Л. Миропольской, Е.Т. Герасимовой, В.К. Незимовым и Г.П. Ильясовой) практически были закончены литологические исследования поверхностного осадочного чехла (от сакмаро-артинских до четвертичных) TACСP и смежных регионов. Сам Л.М. Миропольский, наряду с литологическими работами, проводил в это время ряд исследований по определению направлений поисково-разведочных работ на нефть. Кроме того, здесь особо необходимо отметить опубликование Л.М. Миропольским монографии по топогеохимии пермских отложений TACСP и в продолжение этих работ - литолого-геохимические исследования каменноугольных и девонских образований.

В 1952 г. из кафедры минералогии и петрографии на геологическом факультете выделилась самостоятельная кафедра полезных ископаемых и разведочного дела, заведующим которой стал В.А. Полянин. Из преподавательского состава вместе с В.А. Поляниным на новую кафедру был переведен Б.А. Успенский. На кафедре минералогии и петрографии в то время педагогическая деятельность обеспечивалась профессором Л.М. Миропольским, доцентом Ф.М. Ишмаевым, ассистентами Т.Е. Даниловой и И.Н. Горизонтовой.

В конце 40-х и начале 50-х годов на кафедре в аспирантуре по литологической и минералогической тематике обучались В.С. Meлещенко, А.И. Кринари, Г.Л. Миропольская, Г.С. Землякова (Ильясова), Т.Е. Данилова, В.М. Винокуров, В.В. Корчагин и В.А. Тимесков. Кроме того, в 1954 г. распоряжением Министерства высшего образования были введены должности лекционных ассистентов, в обязанности которых входила подготовка и обеспечение демонстрационного материала лекций профессора, проведение некоторых практических и лабораторных занятий и обязательное ведение научной работы с целью подготовки кандидатской диссертации. Эта должность была ограничена 3-4-летним сроком. С 1954 по 1957 г. эту должность занимал А.М. Тюрихин (тематика научно-исследовательской работы - карбонатные реперы девонских отложений Волго-Камской территории). С 1957 по 1964 г. лекционным ассистентом являлся М.С. Каштанов, который занимался изучением бокситов Енисейского кряжа. Наконец, с 1964 г эта должность была передана А.Б. Бурханову; в 1966 г. в связи с болезнью он оставил эту должность. В дальнейшем институт лекционных ассистентов в вузах был ликвидирован.

Аспирантом в военные годы (1944 - 1945 гг.) на кафедре была Галина Леонидовна Миропольская. Ее диссертация была посвящена изучению литологии рудоносных сидеритовых осадочных толщ Кировской и Горьковской областей. После защиты кандидатской диссертации она перешла в геологический институт КФАН СССР. Вадим Сергеевич Мелещенко, выпускник кафедры 1941 г., по 1945 г. работал в Ю.-Уральской экспедиции. В аспирантуре был в течение 1943 - 1945г. Его диссертация была посвящена минералогии и генезису бокситов Саткинского района Челябинской области. После защиты диссертации он уехал на работу в Ленинград.

Александр Иванович Кринари, выпускник 1941 г., после окончания университета по 1943 г. работал на Ю.Урале. С 1943 по 1945 г. служил в рядах Красной Армии, в 1946 - 1948 гг. учился в аспирантуре. Тематика его диссертационной работы была посвящена изучению минералогического состава, условиям образования бокситов и перспективности поисковых работ на бокситы на территории Западной Сибири и Алтая. После завершения диссертации А.И. Кринари перешел в геологический институт КФAH СССР. Диссертационная работа аспиранта 1947 - 1948 г. Земляковой Г.С. (Ильясовой) была посвящена литологии нижнеказанских отложений; после окончания аспирантуры она перешла на работу в геологический институт (Казанского филиала) КФАН СССР. В 1948 - 1949 гг. аспирантом при кафедре минералогии и петрографии была Татьяна Евгеньевна Данилова. Ее диссертация была посвящена литологии доманиковых отложений Татарии. После защиты кандидатской диссертации она по 1958 г. исполняла обязанности ассистента кафедры, обеспечивала лабораторные и практические занятия по минералогии и кристаллографии (для студентов геологического и химического факультетов). В 1958 г. перешла на работу в институт ТатНИПИнефть г. Бугульмы. С 1952 по 1957 г. лабораторные занятия по иммерсионному методу и минералогии проводились И.Н. Горизонтовой. В 1957 г. она вышла на пенсию.

В 1953 г. после защиты кандидатской диссертации должность ассистента занял аспирант кафедры 1950 - 1953 гг. Владимир Михайлович Винокуров - выпускник кафедры 1950 г. (поступил на геофак в 1939 г., 1940 г. - служба в Красной Армии, 1941 - 1946 гг. - участие в Отечественной войне и год службы в армии, восстановился в число студентов в 1946 г.). Его кандидатская диссертация была посвящена литологии белебеевской свиты Татарии. Начиная с 1954 г., тематика научных исследований В.М. Винокурова стала все больше принимать минералогическую направленность. С 1955 г. он начал изучать магнитные свойства минералов - статическую магнитную восприимчивость парамагнитных минералов. Как ассистент кафедры он проводил лабораторные занятия по минералогии, кристаллографии, лекционные курсы по геохимии, петрографии и минералогии для студентов геофизической специальности. В 1957 г. был утвержден в звании доцента. В это же время на физическом факультете на кафедре радиоспектроскопии (зав. кафедрой проф. С.А. Альтшулер) группа молодых сотрудников - Л.Я. Шекун, М.М. Зарипов и др. - занималась изучением спектров электронного парамагнитного резонанса (ЭПР), ионов переходных групп в ионных кристаллах, в том числе и в некоторых минералах (рубин, берилл и др.). Для этих целей группе требовался специалист, разбирающийся во внешней огранке и структуре кристаллов. С 1956 г. в качестве последнего в работу по изучению спектров ЭПР в минералах включился В.М. Винокуров. До 1963 г. радиоспектроскопические исследования минералов и некоторых их искусственных аналогов проводились в лаборатории магнитной спектроскопии на физическом факультете. За этот период были изучены спектры ЭПР ионов группы железа и редких земель во многих минералах. Исследования магнитных свойств минералов за сравнительно короткий срок позволили решить ряд разнообразных вопросов, связанных с изоморфными замещениями в кристаллах минералов: место локализации примеси, модели магнитных центров, механизмы зарядовой компенсации, наличие в минералах ионов в аномальных валентностях, рекомбинации последних и т.д. В 1964 г. В.М. Винокуров защитил докторскую диссертацию "Магнитные свойства минералов", в которой была показана эффективность ЭПР для решения разнообразных задач в области
  1   2

Добавить документ в свой блог или на сайт
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

История кафедры минералогии и петрографии iconСотрудниками кафедры микробиологии, эпизоотологии и вирусологии

История кафедры минералогии и петрографии iconПтичий грипп доцент кафедры бжн миронова Л. И

История кафедры минералогии и петрографии iconРабочая программа по элективу кафедры инфекционных болезней “

История кафедры минералогии и петрографии icon1 История породы

История кафедры минералогии и петрографии iconИстория науки

История кафедры минералогии и петрографии iconИстория болезни

История кафедры минералогии и петрографии iconКурс Автор: Коллектив сотрудников кафедры Гомель, 2012

История кафедры минералогии и петрографии iconКурс Автор: Коллектив сотрудников кафедры Гомель, 2012

История кафедры минералогии и петрографии iconВ. В. Царьков Под редакцией ст преподавателя кафедры микробиологии К. А. Силина

История кафедры минералогии и петрографии icon1. История возникновения породы

Поместите кнопку у себя на сайте:
Образование


База данных защищена авторским правом ©cow-leech 2000-2013
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
COW-LEECH.RU