Значение ассоциаций микроорганизмов в этиологии и профилактике инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота (некробактериоз, копытная гниль) 16. icon

Значение ассоциаций микроорганизмов в этиологии и профилактике инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота (некробактериоз, копытная гниль) 16.





НазваниеЗначение ассоциаций микроорганизмов в этиологии и профилактике инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота (некробактериоз, копытная гниль) 16.
страница1/4
ПАНАСЮК СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВИЧ
Дата конвертации23.05.2013
Размер1.02 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
  1   2   3   4
На правах рукописи


ПАНАСЮК СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВИЧ


Значение ассоциаций микроорганизмов в этиологии и профилактике инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота

(некробактериоз, копытная гниль)


16.00.03 – ветеринарная микробиология, вирусология, эпизоотология,

микология с микотоксикологией и иммунология


АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание учёной степени

доктора ветеринарных наук


Москва – 2007

Работа выполнена в Федеральном государственном учреждении «Всероссийский государственный центр качества и стандартизации лекарственных средств для животных и кормов» (ФГУ «ВГНКИ») и на ФГУП «Ставропольская биофабрика»

Научный консультант: доктор ветеринарных наук, профессор,

Лауреат премии Совета Министров СССР

А.А.Сидорчук

Официальные оппоненты:

Доктор ветеринарных наук, профессор Каврук Леонид Сергеевич

Доктор ветеринарных наук,

заслуженный ветеринарный врач РФ,

профессор Мельник Николай Васильевич

Доктор ветеринарных наук Гнездилова Лариса Александровна


Ведущее учреждение: ГНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной ветеринарии (ВНИИЭВ) им. Я.Р.Коваленко


Защита диссертации состоится “ 31 мая 2007 г. в “_10_” часов “30”минут на заседании Диссертационного совета Д 220.011.01 в Федеральном государственном учреждении Всероссийский государственный центр качества и стандартизации лекарственных средств для животных и кормов (123022, Москва, Звенигородское шоссе, 5, ФГУ ВГНКИ)


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГУ ВГНКИ

Автореферат диссертации разослан “___”___________ 2007 г.


Учёный секретарь диссертационного совета,

кандидат ветеринарных наук,

заслуженный ветеринарный врач РФ Ю.А. Козырев

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Эпизоотологические данные последних лет подтверждают тот факт, что инфекционные болезни конечностей крупного рогатого скота (КРС) и овец занимают одно из ведущих мест в инфекционной патологии этих видов животных в Российской Федерации (РФ), где наибольшее значение имеют некробактериоз и копытная гниль (Архангельский И.И. и др., 1986; Лайшев А.Х. и др., 1966; Walker P.D. et al., 1981). При болезнях конечностей пораженный орган постоянно контактирует с почвой и другими объектами окружающей среды, что приводит к его обильному обсеменению различной бактериальной флорой, к тому же одной из характерных особенностей анаэробных инфекций является одновременное ассоциативное воздействие на организм двух, трех и более видов анаэробных и аэробных микроорганизмов (Балтрашевич А.К., 1979; Сидорчук А.А. и др., 2006; Katic R.V.et al., 1976).

Многочисленные исследования по изучению этиологии некробактериоза КРС, некробактериоза и копытной гнили овец подтверждают большую роль сопутствующей микрофлоры, которая существенно осложняет течение болезни, что подтверждается данными отечественных и зарубежных исследователей (Самоловов А.А., 1988; Сидорчук А.А. и др., 2004; Banting A. de L. et al., 1978).

Так, неоднократно было установлено, что помимо основных возбудителей(Fusobacterium necrophorum, Dichelobacter (Bacteroides) nodosus) в этиологии некробактериоза КРС, некробактериоза и копытной гнили овец определенную роль играет гнойно-раневая микрофлора: Clostridium perfringens тип A, Staphylococcus aureus, Actinomyces (Corynebacterium) pyogenes и другие, которые формируют микробные ассоциации в природе и организме животных, усиливая своими ферментативными системами действие основных возбудителей и тем самым увеличивая вирулентность последних в десятки раз (Сидорчук А.А. и др., 1996; Gorbach S.L., Bartlett J.S., 1974; Roberts D.S., 1967). Реальным подтверждением указанных фактов явилось создание в ряде зарубежных стран ассоциированных вакцин против инфекционных болезней конечностей сельскохозяйственных животных: Pietimam, Pietivac (Франция), Памавак (Югославия). В то же время, в связи с созданием крупных откормочных и молочных комплексов для КРС, закупкой и перемещением по стране большого количества племенного скота проблема некробактериоза встала особенно остро. Так, по данным Караваева Ю.Д. (1999; 2003), заболеваемость некробактериозом в 1991г. составила 13,5% от всех случаев инфекционной патологии у данного вида животных, а в последующие годы сохранялась устойчивая тенденция к росту заболеваемости КРС некробактериозом. Результаты исследования Архангельского И.И. и др. (1986), Кононова А.Н. (2001; 2004), Самоловова А.А. (1993; 1997; 1998), Сидорчука А.А. и др. (2002; 2003; 2006), Сукеева Ш.С. и др. (1980; 1984) указывают на тот факт, что, несмотря на резкое снижение поголовья овец, некробактериоз и копытная гниль, как и раньше, являются одной из основных проблем в инфекционной патологии данного вида. Так, в период с 1986 по 2003 гг. ежегодная заболеваемость копытной гнилью и некробактериозом овец составляла до 190 тыс. голов.

Применение отечественных моновалентных вакцин против некробактериоза КРС и копытной гнили овец не позволило полностью решить проблемы ликвидации некробактериоза и копытной гнили, хотя их использование позволяет значительно снизить заболеваемость животных. В связи с вышеизложенным, конструирование вакцин против инфекционных болезней конечностей КРС (некробактериоз) и овец (некробактериоз и копытная гниль) на основе ассоциации анаэробных микроорганизмов (Fusebacterium necrophorum и Dichelobacter nodosus) и гнойно-раневой микрофлоры позволит более надежно профилактировать указанные болезни.

Цель работы. Целью настоящих исследований было выяснение роли и значения ассоциаций анаэробных микроорганизмов F. necrophorum и D. nodosus и представителей гнойно-раневой микрофлоры в этиологии, патогенезе и профилактике инфекционных болезней конечностей КРС и овец, а также обоснование создания нового поколения средств специфической профилактики этих болезней.

Задачи исследований.

1. Изучить особенности эпизоотологии некробактериоза крупного рогатого скота, некробактериоза и копытной гнили овец в различных зонах Российской Федерации и Республики Киргизия;

2. Выяснить видовой спектр микроорганизмов при болезнях конечностей крупного рогатого скота и овец. 3. Изучить биологические свойства изолятотов и провести отбор штаммов для конструирования ассоциированных вакцин;

4. Экспериментальным путем подтвердить значение ассоциаций микроорганизмов в инфекционной патологии конечностей крупного рогатого скота и овец;

5. Изучить иммунный ответ при применении ассоциированных вакцин, определить возможность конкуренции антигенов в организме животных, привитых ассоциированными вакцинами и разработать схемы их применения;

6. Разработать методы контроля и промышленную технологию изготовления ассоциированных вакцин;

7. Испытать эффективность ассоциированных вакцин в лабораторных и производственных условиях.

Научная новизна. Установлены особенности эпизоотологии и клинического проявления инфекционных болезней конечностей КРС (некробактериоз) и овец (некробактериоз, копытная гниль) в различных природно-климатических зонах Российской Федерации и в Республике Киргизия. Определен видовой спектр микроорганизмов при инфекционных болезнях конечностей КРС и овец. Установлена и экспериментально подтверждена роль гнойно-раневой микрофлоры в ассоциации с анаэробными микроорганизмами F. necrophorum и D. nodosus в этиологии и патогенезе инфекционных болезней конечностей.

Впервые в Российской Федерации разработаны и испытаны с положительными результатами две инактивированные ассоциированные вакцины против некробактериоза конечностей КРС (запатентованные названия “Нековак”, “Нековак-стимул”, патент N 2098127 от 10.12.1997г.) и инактивированная ассоциированная вакцина против инфекционных заболеваний конечностей овец (запатентованное название “Овикон”, патент N 2098128 от 10.12.1997г.). Вакцины зарегистрированы Департаментом ветеринарии МСХ и П РФ. На препараты получены сертификаты соответствия.

Разработаны методы контроля вакцин, промышленная технология их изготовления, методы оценки иммунитета у вакцинированных животных и схемы применения вакцин в неблагополучных хозяйствах, а также система мер по борьбе с некробактериозом и копытной гнилью.

Теоретическая и практическая значимость работы.

Впервые в Российской Федерации разработаны и внедрены в производство инактивированные ассоциированные вакцины: против некробактериоза конечностей КРС - “Нековак” и “Нековак-стимул”; и инфекционных заболеваний конечностей овец - “Овикон”. Серийный выпуск препаратов с 1995г. налажен на Ставропольской биофабрике.

Материалы разработки вошли в “Правила по профилактике и ликвидации некробактериоза животных”, утвержденные Департаментом ветеринарии МСХ и П РФ 11.07.2000 г. №ВП 13.4.1313-00.

Материалы диссертации вошли также в рекомендации “Диагностика, профилактика и меры борьбы при некробактериозе крупного рогатого скота”. Рекомендации одобрены Департаментом ветеринарии МСХ и П РФ 21.02.2000 г., и в “Методические рекомендации по профилактике и борьбе с копытной гнилью овец”, утвержденные РАСХН 22 марта 2004 г.

Апробация работы. Материалы диссертации доложены на заседаниях: Ученого совета ВНИИЭВ им. Я.Р. Каваленко (1989-1991); заседаниях Ученого совета ФГУ ВГНКИ в 1992-2003 гг.; заседании пленума секции паразитоценологии АН СССР (г.Витебск,1988); на Всесоюзной научной конференции “Совершенствование методов государственного контроля ветеринарных препаратов” (г.Москва, 1991); на заседании Государственной межведомственной комиссии по испытанию ветбиопрепаратов при Департаменте ветеринарии МСХ и П РФ в 1993 году; на заседании научно-проблемной методической комиссии по контролю и стандартизации биопрепаратов, применяемых при бактерийных и грибковых болезнях животных (ФГУ ВГНКИ,1995); на Всероссийской научной конференции, посвященной 70-летию факультета ветеринарной медицины Воронежского государственного аграрного университета им. К.Д. Глинки (г.Воронеж, 1996); на заседании Ветфармбиокомиссии при Департаменте ветеринарии МСХ и П РФ (1997); на Международной конфереции, посвящённой 30-летию Прикаспийского ЗНИВИ (г.Махачкала,1997), на методической и научной конференции МГАВМиБ ( г.Москва, 2001), на Международной конференции ветеринарных специалистов по борьбе с инфекционными заболеваниями с/х животных (Республика Болгария, г.Апрельцы, 2003).

Основные положения, выносимые на защиту:

- Результаты изучения особенностей эпизоотологии и клинического проявления инфекционных болезней конечностей КРС и овец в различных природно-климатических зонах Российской Федерации и Республики Киргизия.

- Результаты изучения видового спектра микроорганизмов при инфекционных болезнях конечностей крупного и мелкого рогатого скота и биологических свойств выделенных изолятов.

- Теоретическое обоснование разработки инактивированных ассоциированных вакцин против некробактериоза крупного рогатого скота “Нековак” и “Нековак-стимул” и против инфекционных заболеваний конечностей овец “Овикон”.

- Промышленная технология изготовления ассоциированных вакцин “Нековак” и “Овикон”.

- Практическая эффективность вакцинации крупного рогатого скота против некробактериоза и овец против инфекционных болезней конечностей при применении ассоциированных вакцин.

- Оценка некоторых факторов клеточного и гуморального иммунитета при применении ассоциированных вакцин.

- Система применения ассоциированных вакцин “Нековак” и “Нековак-стимул” и «Овикон» в неблагополучных хозяйствах.

Публикации. По материалам диссертации опубликовано в печати 48 научных работ в различных изданиях, в которых изложены основные положения и выводы по изученным вопросам, в том числе 2 монографии ,2 патента РФ на изобретения и авторское свидетельство №1835295.

Объем и структура диссертации. Диссертация написана на 430 страницах компьюторного текста и состоит из следующих разделов: введения, литературного обзора, материалов и методов исследований, результатов исследований, обсуждения, выводов, практических предложений, списка использованной литературы и содержит 67 таблиц, 4 графика, 17 фотографий. Список литературы включает 517 отечественных и зарубежных источников. Приложение к диссертации в объеме 40 страниц содержит документацию, подтверждающую диссертационный материал.

2. СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1. Материалы и методы исследований

Исследования выполнены в 1988–2004 годах в лаборатории по изучению болезней овец ВНИИЭВ, в лаборатории молекулярной биологии и биотехнологии ВНИИЭВ им. Я.Р.Коваленко, на кафедре эпизоотологии МГАВМиБ им. К.И. Скрябина, в лаборатории контроля и стандартизации препаратов против анаэробных инфекций ФГУ ВГНКИ, в неблагополучных по некробактериозу крупного рогатого скота и инфекционным болезням конечностей овец хозяйствах Российской Федерации и Республики Киргизия, на ФГУП «Курская» и ФГУП «Ставропольская биофабрика». В работе были использованы данные ветеринарной отчетности областных ветеринарных лабораторий, краевого управления ветеринарии МСХ Ставропольского края и Киргизской республиканской ветеринарной лаборатории.

При проведении экспериментов были использованы лабораторные животные, овцы и крупный рогатый скот. Всего в исследованиях и экспериментах было использовано:1192 белых мыши, 60 морских свинок, 451 кролик, 24174 овцы, 18279 голов крупного рогатого скота.

Эпизоотологические исследования по заболеваемости крупного рогатого скота некробактериозом и его клиническому проявлению были проведены в 13 хозяйствах 5 областей Центральной России на 10082 головах КРС, в 4 хозяйствах 4 районов Ставропольского края на 1481 голове КРС, в 3 хозяйствах 2 районов Республики Киргизия на 2017 коровах. Эпизоотологические исследования по заболеваемости овец некробактериозом и копытной гнилью были проведены в 3 хозяйствах 3 областей Центральной России на поголовье 2190 овец, в 7 хозяйствах Ставропольского края на поголовье 10646 овец, в 3 хозяйствах Республики Киргизия на поголовье 3246 овец.

В экспериментальных исследованиях было использовано 213 проб патологического материала от крупного рогатого скота и 321 проба патологического материала от овец из указанных регионов России и Республики Киргизия. Выделение и идентификацию микроорганизмов из патологического материала, изучение биологических свойств выделенных и музейных культур проводили на базе лабораторий по изучению болезней овец и микробиологии ВНИИЭВ им. Я.Р.Коваленко, Ставропольской НИВС и КиргНПОЖ, лаборатории контроля и стандартизации препаратов против анаэробных инфекций ФГУ ВГНКИ. В исследованиях использовали методики Глотовой Е.В. (1935), Ваксмана З.А. (1942,1947), Каган Ф.И. (1937, 1938), определителя бактерий Берги (1974,1981,1986), Лабинской А.С. (1978), методические рекомендации «Лабораторные методы диагностики некробактериоза сельскохозяйственных животных» (1987), Архангельского И.И. и др. (1976, 1979, 1981, 1982, 1986, 1987, 1991), Бектимирова М.А. (1979, 1981), Сидорчука А.А. и др. (1980, 1987, 1994, 1996, 1998, 2001), Семеновой И.Н. (1981, 1988) и другие, а также, данные областных ветлабораторий центральной нечерноземной зоны РФ, Ставропольской краевой ветлаборатории, Киргизской республиканской ветеринарной лаборатории.

В работе исследовали культурально-морфологические , биохимические, токсигенные и патогенные свойства культур микроорганизмов. В результате были описаны свойства 17 штаммов F. necrophorum, 5 штаммов C. рerfringens т. А, 8 штаммов St. aureus, 15 штаммов A. pyogenes, 7 штаммов D. nodosus.

Изучение патогенных свойств указанных штаммов проводили на 1192 белых мышах, 60 морских свинках, 451 кролике и 21 овце. Для экспериментального подтверждения значения ассоциаций микроорганизмов в этиологии болезней конечностей было использовано 48 кроликов и 18 овец, при этом животных заражали как монокультурами, так и ассоциациями указанных микроорганизмов. С целью определения оптимальных соотношений антигенов для конструирования ассоциированных вакцин были приготовлены инактивированные формалином антигены F. necrophorum, S. aureus, A. pyogenes, D. nodosus в концентрациях 10, 20 и 40 млрд. микробных клеток в мл, которыми иммунизировали 36 овец. По уровню гуморальных антител подбирали оптимальные концентрации для составления опытных серий ассоциированных вакцин. Изучение конкуренции антигенов проводили на 30 овцах, которых привили моновакцинами из указанных штаммов, а так же из штамма C. рerfringens т. А на ГОА адъюванте и экспериментальной ассоциированной вакциной из тех же штаммов в той же подобранной ранее концентрации на ГОА адъюванте. О наличии или отсутствии конкуренции антигенов судили по величине титров специфических агглютининов привитых овец.

Постановку РА и учет её результатов с каждым из антигенов проводили в соответствии с методикой «Определение уровня антител против копытной гнили в сыворотке крови овец с помощью реакции агглютинации», утвержденной ВАСХНИЛ 2.04.1984 г. С валентностью C. рerfringens т. А ставили реакцию нейтрализации.

Опытные образцы инактивированных ассоциированных вакцин против инфекционных заболеваний конечностей овец «Овикон» и некробактериоза конечностей КРС «Нековак» и «Нековак-стимул» готовили в лаборатории контроля и стандартизации анаэробных препаратов ФГУ «ВГНКИ».

Опытные серии инактивированной ассоциированной вакцины «Овикон» были испытаны в 2 овцеводческих хозяйствах Центральной России на 956 овцах. Опытные серии ассоциированных «Нековак» и «Нековак-стимул» были испытаны в 3 хозяйствах Центральной России на 1760 головах КРС. Об эффективности препаратов судили по снижению заболеваемости животных и величине титров гуморальных антител.

Разработка методов контроля была проведена на 80 белых мышах, 72 кроликах, 20 овцах и 20 головах КРС.

Основные параметры иммунитета при применении инактивированных ассоциированных вакцин «Нековак», «Нековак-стимул», и «Овикон» изучали на опытно промышленных сериях этих препаратов. С этой целью на ФГУП Курская биофабрика после согласования вопросов технологии в 1994-1995 г.г. было изготовлено по одной опытно-промышленной серии вакцин «Нековак» и «Овикон» общим объёмом 45000 доз. В период 1994-1996 на ФГУП «Ставропольская биофабрика» было выпущено 3 опытно- промышленных серии вакцины «Нековак», общим объемом 875 литров (175000 доз) и 4 серии вакцины «Овикон» общим объемом 1118,6 литра (223720 доз). Испытание опытно-промышленных серий вакцины «Нековак», «Нековак-стимул» провели в 3 неблагополучных по некробактериозу КРС хозяйствах 2 областей Центральной России на 874 коровах, вакцины «Овикон» в ГПЗ «Котовский» Рязанской области на 1234 овцах. Во всех экспериментах определяли динамику заболеваемости инфекционными болезнями конечностей у привитых и контрольных животных. Показатели гуморального иммунитета оценивали в РА по накоплению специфических агглютининов у привитых животных.

Основные показатели клеточного иммунитета оценивали путем определения иммуноглобулинов классов М и G, Т- и В- лимфоцитов и фагоцитарной активности лейкоцитов. Уровень иммуноглобулинов классов М и G определяли по методу Манчини и др. (1963,1970) в модификации Фехей и Мак-Келви (1965, 1983). Популяции Т-лимфоцитов определяли в реакции спонтанного розеткообразования с эритроцитами барана, В-лимфоцитов – комплементарного розетко-образования с эритроцитами, содержащими активированные компоненты комплемента согласно «Методическим рекомендациям по биохимическим и иммунохимическим методам исследования клеток, их компонентов и других биологических субстратов» (1980). Фагоцитарную активность лейкоцитов определяли по общепринятой методике постановкой опсоно-фагоцитарной реакции (ОФР) по следующим показателям: фагоцитарная активность (ФА), фагоцитарное число (ФЧ) и фагоцитарный индекс (ФИ) (Фримель Х.,1979).

Испытание промышленных серий инактивированных ассоциированных вакцин «Нековак», «Нековак-стимул» провели в 4 неблагополучных по некробактериозу КРС хозяйствах 3 областей Центральной России на поголовье 2065 коров. Испытание эффективности промышленных серий вакцины «Овикон» провели в 3 овцеводческих хозяйствах Ставропольского края, неблагополучных по копытной гнили и некробактериозу на 5845 овцах.

У привитых животных оценивали динамику заболеваемости конечностей и уровень гуморальных антител в РА. Одновременно в 4 хозяйствах, из 6 указанных, вместе с вакцинацией применили комплекс организационно-хозяйственных и лечебно-профилактических мероприятий, направленных на полное оздоровление хозяйств от инфекционных болезней конечностей.

Результаты экспериментов подтвердили вариационно-статистической обработке по программе Primer of Biostatistics (Version 4.03). Результаты исследований так же были обработаны по методу Ашмарина И.П. и Воробьева А.А. (1962), при этом вычисляли среднеарифметические значения титров агглютининов и процентов заболевших вакцинированных и контрольных животных, достоверную разность Р по ﭏ2 между заболевшими животными в вакцинированных и контрольной группах, коэффициент корреляции ( r ) между средними титрами агглютининов и процентом заболевших животных, квадратичное отклонение (σ) полученных экспериментальных данных.

2.2. Результаты исследований.

2.2. Эпизоотология и клиническое проявление некробактериоза крупного рогатого скота, некробактериоза и копытной гнили овец в различных природно-климатических зонах.

На основании результатов проведённых исследований, была описана клиническая картина болезней конечностей, условия распространения, пути передачи инфекций и влияние предрасполагающих факторов, а также установлены некоторые общие закономерности проявления инфекционных болезней конечностей у КРС и овец в различных природно-климатических зонах. Так, значительному распространению этих эпизоотий способствовала продажа племенных животных, среди которых имелись хронически больные животные, которые становились источником распространения инфекции. Хотя возбудитель некробактериоза анаэробный неспорообразующий микроорганизм Fusobacterium necrophorum является убиквитарным, случаев спонтанного возникновения некробактериоза в хозяйствах нами не отмечалось. При попадании в животноводческие хозяйства, ранее благополучные по некробактериозу и копытной гнили, хозяйства становились стационарно-неблагополучными по этим инфекциям, так как основные возбудители инфекций могут годами сохраняться в структурах копытного рога и обеспечивать случаи рецидивов болезни.

Инфекционным болезням конечностей были подвержены все половозрастные группы животных, однако наиболее тяжело болели быки и бараны-производители, овцематки старше трех лет, высокоудойные коровы и коровы после отела, что, вероятнее всего, связано с нарушением обменных процессов у животных, приводящим к структурным нарушениям копытного рога. Это делало животных более чувствительными к воздействию предрасполагающих факторов и приводило к травматизму копыт. Молодые животные до 3-4, реже 6-месячного возраста, мало восприимчивы к инфекционным болезням конечностей, что во многом определяется состоянием их копыт.

Заболеваемость КРС некробактериозом во всех хозяйствах колебалась в широких пределах. Наибольшей она была в хозяйствах Центральной России от 11,6 до 83,0%. Наименьшей в хозяйствах Ставропольского края от 1,0 до 17,6%. В хозяйствах Республики Киргизия заболеваемость некробактериозом КРС составила 6,5-20,3%.

У овец заболеваемость конечностей некробактериозом и копытной гнилью также варьировала в широких пределах. Наибольшей она была в хозяйствах Республики Киргизия от 8,0 до 86,0%, несколько меньшей в хозяйствах Центральной России от 30,0 – 52,0% и Ставрополья - от 3,6 до 38,1%.

Во всех природно-климатических зонах инфекционные болезни конечностей крупного и мелкого рогатого скота имели два сезонных пика распространения: зимне-весенний и летне-осенний, что связано с действием предрасполагающих факторов внешней среды.

Клиническое проявление инфекционных болезней конечностей у КРС и овец также зависело от условий содержания, кормления и факторов внешней среды и от состава складывающейся патогенетической ассоциации, вызывающей болезни конечностей.

Так, заболевание КРС некробактериозом в хозяйствах Центральной России имело подострое и хроническое течение. Поражения локализовались, в основном, в области межкопытной щели, при этом отмечали покраснение и отек кожи и окружающих тканей. На месте поражения отмечали наличие эрозий и язв с неровными краями в виде валика, покрытых экссудатом. Отмечали повышение местной температуры и болезненность конечностей. Животные были угнетены, опирались на зацеп больной конечности или держали её на весу. В отдельных случаях отмечали наличие абсцессов в области венчика, некроз связок и сухожилий, наличие свищей. Все это вызывало синдром хромоты. Реже наблюдали генерализованные формы некробактериоза с поражением связок, костей и наличием абсцессов в области суставов, а также некротических поражений и абсцессов во внутренних органах. У некоторых коров в колхозе «им. Ленина» Ухоловского района Рязанской области регистрировали некротические поражения на вымени и коже нижней части тела. Такие животные не подлежали лечению и выбраковывались.

В условиях Ставропольского края заболевание КРС некробактериозом характеризовалось, в основном, поражением конечностей, при этом отмечали наличие язв в области пяточных частей межкопытной щели, реже абсцессы и свищи в области венчика. В отдельных случаях отмечали воспаление запястного и заплюсневого суставов, гнойные тендовагиниты и бурситы. Пораженные конечности были сильно отечными и болезненными. В покое больную конечность животные держали слегка приподнятой. При движении больных животных проявлялась прогрессирующая хромота.

Изучение клинического проявления некробактериоза КРС в хозяйствах Республики Киргизия позволило установить тот факт, что первичные поражения локализовались преимущественно на коже и подкожной клетчатке межкопытной щели, а также в области венчика и сгибательной поверхности пута в виде влажной эрозии с небольшим отеком и экссудатом с неприятным запахом. В начальной стадии болезни наблюдали эрозии кожи с ворсистой поверхностью в области межкопытной щели, а также гиперплазию тканей в виде валика, копытный рог был разросшимся, изъязвленным, рыхлым.

В некоторых случаях отмечали более глубокие поражения в области мягких тканей конечностей с наличием свищей и затоков под копытным рогом, а также абсцессов в области венчика копыта. В этот период животные были угнетены, у них повышалась температура тела до 400С и выше, терялся аппетит, резко снижались удои. Пораженные конечности были отечными, местная температура повышена, в области поражения наблюдалась сильная болезненность, развивался синдром хромоты.

Наблюдали также поражения суставов, гнойные тендовагиниты и бурситы, отслоение копытного рога, то есть подтверждается мнение многих исследователей, что заболевание некробактериозом КРС по клиническим признакам имеет насколько форм (стадий, степеней) проявления.

В хозяйствах Республики Киргизия отмечали также отдельные случаи некротических поражений (дифтеритических воспалений) слизистых оболочек ротовой полости телят. Заболевание, как правило, было связано с травматизмом слизистых оболочек ротовой полости грубыми кормами, протекало остро и характеризовалось повышением температуры тела до 400С, и выше, общим угнетением животных и отказом от приема корма, зловонным слюнотечением. В ротовой полости на слизистой оболочке, а также на языке и деснах, отмечались серо-белые и с желтым оттенком дифтеретические пленки, после снятия которых наблюдались кровоточащие изъязвления. У павших телят отмечали также некротические поражения внутренних органов.

При изучении инфекционных болезней конечностей овец в хозяйствах Центральной России у животных отмечалось поражение одной или значительно реже двух конечностей, чаще передних. У ягнят возрастом до 6 месяцев практически не наблюдалось клинических проявлений копытной гнили. Более выраженное, по сравнению с овцематками, проявление инфекции (чаще с поражением задних конечностей) отмечено у баранов-производителей. Заболевание имело ярко выраженный сезонный характер. Клиническая картина болезней конечностей у овец характеризовалась гнойным воспалением кожи свода межкопытной щели. Отмечали ее облысение, покраснение, наличие эрозий, покрытых серовато-белым ихорозным экссудатом. В отдельных (единичных) случаях отмечали поражение основы кожи пяточных частей внутренних стенок копытец и основы кожи подошвы с отслоением рогового башмака. Все это вызывало синдром хромоты.

В ГПЗ «Котовский» и совхозе «Мир» отмечали единичные случаи абсцессов в области венчика копыта и воспаление копытцевых и венечных суставов, чаще у баранов, то есть несколько клинических форм болезни.

В условиях Ставропольского края по нашим данным, чаще болеют овцы, чем бараны, однако, у баранов-производителей заболевание протекает более тяжело. Среди ягнят до 3-4 месячного возраста даже при совместном содержании с больными овцематками копытную гниль регистрировали в единичных случаях. По нашему мнению, этот факт связан с эластичностью копытного рога ягнят, отсутствием трещин и заломов копыт и отсюда меньшей подверженностью влияния предрасполагающих факторов внешней среды.

В двух маточных отарах ОПХ ВНИИОК «Темнолесский» и одной отаре колхоза «им. Войтика», отмечено очень тяжелое клиническое проявление болезней конечностей овец (злокачественная форма), которое характеризовалось поражениями не только в области копытец с отслоением рогового башмака, но и наличием язв и свищей в области венчика, путового сустава, наличием гнойных тендовагинитов и бурситов. Конечности животных с такими поражениями были отечными, местная температура повышена, животные на такие конечности не опирались, держали их на весу. В этих отарах у новорожденных и ягнят до 3-месячного возраста были отмечены случаи некротических поражений слизистой оболочки ротовой полости. Очевидно, в указанных хозяйствах имело место инфекционное заболевание конечностей овец, вызыванное ассоциацией микроорганизмов, что впоследствии подтвердилось микробиологическими исследованиями патматериала и постановкой биопробы на лабораторных животных.

В Республике Киргизия среди ягнят до 3-месячного возраста заболеваний конечностей не наблюдалось даже в период массовой заболеваемости маток, несмотря на круглосуточное совместное содержание ягнят с больными матерями. Минимальная заболеваемость конечностей наблюдалась у ярок и валухов старше десятимесячного возраста, что вероятнее всего связано с условиями содержания и кормления. У животных отмечали поражение одной, реже двух или трех конечностей, как и в хозяйствах Центральной России и Ставрополья, так и в хозяйствах Киргизии у овец чаще поражались передние конечности, а у баранов-производителей – задние. Инфекционные болезни конечностей имели хроническое течение, однако начало заболевания всегда было острым, а затем процесс принимал хронический характер.

У заболевших животных в Республике Киргизия отмечено несколько клинических форм проявления болезней конечностей. В начальной стадии животные беспокоились, поднимали и облизывали больные ноги, при движении животных отмечалась слабо выраженная хромота. При осмотре больных конечностей в области межкопытной щели наблюдали гиперемию кожи свода межкопытной щели, отечность и выпадение волос, повышение местной температуры. Это легкая форма проявления заболеваний конечностей.

При средней степени поражения конечностей животные были угнетены, выявлялась сильно выраженная хромота при движении, в покое овцы держали пораженные конечности на весу, ползали при поражении обеих передних ног на карпальных суставах или лежали. Больные конечности были отечны и болезненны, повышена местная температура. При осмотре в области пораженных конечностей отмечалась резко выраженная гиперемия, наличие эрозий, покрытых серовато-белым гнойным налетом со специфическим, неприятным запахом. При наблюдении за больными животными в некоторых случаях отмечался некроз внутренних стенок рогового башмака и подошвы. Отмечалось также неправильное разрастание и деформация копытного рога. При тяжелой степени поражения конечностей животные были сильно угнетены, чаще лежали, отмечали повышение общей температуры тела. При осмотре больных конечностей наблюдали сильную отечность, гиперемию, наличие эрозий и язв с гиперплазией тканей в виде валика, покрытым сероватым ихорозным экссудатом. Отмечали наличие свищей и язв в области венчика, в особо тяжелых случаях – поражение карпальных и скакательных суставов. При этом роговые ткани внутренних стенок копыта и подошвы были некротизированы и расплавлены, вызывали отслоение рогового башмака. Такую степень инфекционных поражений конечностей овец наблюдали более чем у 50% заболевших животных в маточных отарах в сезон массового распространения болезней конечностей при наличии предрасполагающих факторов внешней среды после выпаса этих отар на пастбищах, где ранее выпасали стада крупного рогатого скота, неблагополучные по некробактериозу.

В перечисленных хозяйствах Чуйской долины Республики Киргизия среди ягнят весной (март-май) и осенью (сентябрь-октябрь) наблюдали две вспышки некробактериоза лицевой части головы, слизистых оболочек губ и ротовой полости. Первая (весенняя) вспышка наблюдалась в период окота среди новорожденных ягнят, вторая (осенняя) – после отбивки ягнят при формировании новых отар из приплода текущего года. Заболевание ягнят было связано с травматизмом слизистых оболочек и кожных покровов лицевой части головы. Клинически заболевание проявлялось появлением на пораженных участках слизистой губ и рта везикул, наполненных жидкостью, которая выливалась, а затем подсыхала. Вокруг рта образовывалась серая корка, лицевая часть головы и губы сильно отекали, были очень болезненны, при отпадении корок обнажалась изъязвленная кровоточащая поверхность. При поражении слизистых оболочек рта, десен, языка отмечалось наличие серо-желтых бляшек, изо рта выделялась пенистая тягучая слюна с гнилостным запахом и крошковатыми массами, из носовых отверстий также выделялся зловонный секрет, содержащий грязно-желтые крошковатые массы. Животные были сильно угнетены, отставали от отары или лежали, у них повышалась температура тела и при отсутствии лечения наступала гибель. У павших ягнят при вскрытии отмечали некротические поражения гортани, трахеи, а также некротические поражения и абсцессы в легких и печени. Весьма примечательным обстоятельством в указанные сезоны года было одновременное появление вспышек у ягнят вирусной эктимы и некробактериоза, что подтверждалось исследованиями Республиканской ветлаборатории. Очевидно, что вирус эктимы «открывал ворота» размножения возбудителя некробактериоза и других секундарных инфекций.

Проведенные клинико-эпизоотологические исследования позволили подтвердить общие закономерности развития эпизоотического процесса инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота и отметить некоторые особенности его зонального проявления.

2.3. Выделение, изучение биологических свойств и идентификация микрофлоры из пораженных конечностей при некробактериозе крупного рогатого скота, некробактериозе и копытной гнили овец.

На втором этапе исследований был проанализирован видовой спектр микроорганизмов, участвующих в развитии патологического процесса инфекционных болезней конечностей КРС и овец. Патологический материал для исследований был получен из хозяйств Московской, Рязанской, Тверской, Тульской, Костромской и других областей Российской Федерации, Ставропольского края и Республики Киргизия.

Обобщенные результаты исследований всех проб патологического материала иллюстрируют табл. 1 и 2, где суммарно, по частоте их выделяемости, показаны все представители патогенной, условно-патогенной и сапрофитной микрофлоры, которые удалось идентифицировать в патологическом материале в процентном соотношении к общему числу исследованных проб.

Сравнительный анализ полученных результатов позволяет констатировать тот факт, что в указанных регионах из пораженных конечностей овец постоянно выделяли несколько групп микроорганизмов. В (69-82% случаев) изолировали споровый почвенный микроорганизм C. perfringens тип А (присутствующий в инфицированных ранах, один из основных возбудителей газовой гангрены человека и энтеротоксемии животных) и возбудитель копытной гнили овец D. nodosus (72-79%) случаев. В связи с трудностью его выделения в большинстве случаев для диагностики заболевания и идентификации D. nodosus использовали феномен «Бевериджа». В эту группу также включили возбудитель некробактериоза F. necrophorum (9-39% случаев).

Вторую большую группу микроорганизмов, постоянно выделяемых при инфекционных болезнях конечностей, составили пиогенные кокки: Streptococcus pyogenes (31-43%случаев), Staphylococcus aureus (26-42% cлучаев), Actinomyces pyogenes (9-12% cлучаев), а также представители родов Peptococcus, Peptostreptococcus, Enterococcus.

В третью группу микроорганизмов, постоянно изолируемых из пораженных копыт, вошли условно-патогенные и сапрофитные бактерии, такие как Escherichia coli (28-38% случаев), Proteus vulgaris (20-33% случаев), Prevotella melaninogenicus (1-6% случаев) и микроорганизм Bacteroides fragillis, часто присутствующий в гнойных ранах человека и животных.

Остальные микроорганизмы, за исключением Clostridium septicum, выделялись непостоянно, при этом был отмечен тот факт, что из пораженных конечностей овец в Ставропольском крае и Республике Киргизия чаще выделяли споровые микроорганизмы, чем из патматериала от овец Центральной России. Поэтому постоянно выделяемый в небольших количествах Clostridium septicum, почвенный споровый микроорганизм, один из возбудителей газовой гангрены, брадзота и злокачественного отека (4 – 12 % случаев), а также спорадически выделяемые споровые микроорганизмы Clostridium perfringens типов С и D, Clostridium оedematiens и Bacillus cereus были условно отнесены в четвертую группу.

Подобный, во многом сопоставимый с результатами исследований патматериала от овец, видовой спектр микроорганизмов наблюдался и при некробактериозе КРС. Обобщенные результаты исследований пораженных конечностей КРС из тех же трех выше перечисленных регионов представлены в таблице 2.

Из данных таблицы 2, следует, что весь спектр микроорганизмов, выделенных из патматериала и идентифицированных при некробактериозе конечностей КРС, можно условно разделить на несколько групп.

В первую группу вошли наиболее часто выделяемые микроорганизмы Clostridium perfringens т. А (68–75% случаев) и возбудитель некробактериоза КРС Fusоbacterium necrophorum (63–71 % случаев).

Во вторую группу, как и при болезнях конечностей овец, вошли наиболее часто выделяемые пиогенные микроорганизмы Streptococcus pyogenes (24-42%случаев), Staphylococcus aureus (18-28% cлучаев), Actinomyces pyogenes (9-15% cлучаев), Pseudomonas aeruginosa (3-9% случаев).

Представителями третьей группы так же, как и при инфекционных заболеваниях конечностей овец, являлись условно-патогенные и сапрофитные микроорганизмы Escherichia coli (36-43% случаев), Proteus vulgaris (16-24% случаев). К этой группе могли быть отнесены непостоянно выделяемые представители родов Propionibacterium, Prevotella, Eubacterium, Flavobacterium, а также Bacteroides fragillis.

Четвертую группу составили споровые микроорганизмы: постоянно выделявшиеся в малых количествах Clostridium septicum (6 – 10 % случаев), непостоянно выделявшиеся Clostridium оedematiens, Bacillus cereus, Bacillus subtilis. При этом споровые микроорганизмы из патматериала от КРС и овец, чаще выделяли в Ставропольском крае и в Республике Киргизия. Проведенные исследования позволили констатировать факт наличия широкого спектра видов микроорганизмов, участвующих в патогенезе инфекционных болезней конечностей овец и КРС, что подтверждает данные многих ученых (Самоловов А.А., 1988; Балабанов В.А., 1971; Гришаев Н.Е., 1971; Сидорчук А.А. и др. 1999, 2006) о важной роли микробных ассоциаций в этиологии некробактериоза крупного рогатого скота, некробактериоза и копытной гнили овец. Они также позволяют несколько иначе посмотреть на этиологию и патогенез некробактериоза крупного и мелкого рогатого скота и копытной гнили овец.

Таблица 1

Результаты исследований патологического материала от овец, взятого из хозяйств Центральной России, Ставропольского края и Республики Киргизия


№ п/п

Идентифицированные микроорганизмы

% от числа исследованных проб

1

Clostridium perfringens т. А

69 - 82

2

Dichelobacter (Вacteroides) nodosus

72 – 79

3

Streptococcus pyogenes

17 - 43

4

Staphylococcus aureus

36 – 42

5

Escherichia coli

28 – 38

6

Fusebacterium necrophorum

9 – 39

7

Proteus vulgaris

20 – 33

8

Actinomyces (Corynebacterium) pyogenes

10 – 12

9

Klebsiella pneumoniae

10

10

Treponema spp.

9

11

Peptostreptococcus anaerobius

8

12

Enterococcus

7 – 8

13

Prevotella (Вacteroides) melaninogenicus

1 – 6

14

Clostridium perfringens т. С

2 - 5

15

Clostridium septicum

4

16

Clostridium oedematiens

3 – 4

17

Clostridium perfringens т. D

3

18

Вacteroides fragilis

2 – 3

19

Bacillus cereus

2 – 3

20

Arachnia propionicus

2

21

Flavobacterium spp.

1

22

Sarcina spp.

1


Таблица 2

Результаты исследований 213 проб патологического материала от крупного рогатого скота, взятого из хозяйств Центральной России, Ставропольского края и Республики Киргизия

№ п/п

Идентифицированные микроорганизмы

% от числа исследованных проб

1

Clostridium perfringens т. А

68- 75

2

Fusebacterium necrophorum

63 – 74

3

Escherichia coli

17 - 43

4

Streptococcus pyogenes

36 – 43

5

Staphylococcus aureus

18 – 28

6

Proteus vulgaris

16 – 24

7

Dichelobacter (Вacteroides) nodosus

21

8

Actinomyces (Corynebacterium) pyogenes

9 – 15

9

Streptococcus pyogenes

12

10

Peptococcus spp.

11

11

Micrococcus luteus

10

12

Prevotella (Вacteroides) melaninogenicus

7 – 10

13

Clostridium septicum

6 - 10

14

Pseudomonas aeruginosa

3 - 9

15

Вacteroides fragilis

3 – 8

16

Propionibacterium spp.

3 - 7

17

Enterococcus faecalis

4 – 6

18

Clostridium oedematiens

4 – 6

19

Fusebacterium nucleatum

4

20

Bacillus cereus

3 - 4

21

Bifidobacterium bifidum

3

22

Bacillus subtilis

3

23

Veillonella spp.

3

24

Eubacterium spp.

2

25

Flavobacterium spp.

2

26

Pseudomonas putida

1

27

Micrococcus spp.

1

Полученные результаты позволили сделать вывод, что представители гнойно-раневой микрофлоры (C. perfringens, S. aureus, A. pyogenes) в ассоциации с D. nodosus и F. necrophorum значительно усиливают вирулентность последних, позволяя им действием своих ферментов значительно быстрее преодолевать защитные барьеры организма животного и вызывать тяжелые поражения конечностей и внутренних органов, часто приводя к летальному исходу.

Поэтому, на другом этапе исследований были отобраны следующие микроорганизмы: F. necrophorum, D. nodosus, C. perfringens т. А, S. aureus, A. pyogenes для изучения их биологических свойств.

При этом учитывались как культурально-морфологические свойства штаммов F. necrophorum, D. nodosus, C. perfringens т. А, S. aureus, A. pyogenes, так и их биохимические показатели, включая протеолитические и гемолитические, токсигенные, вирулентные и антигенные свойства.

В результате проведенных исследований были описаны свойства: 17 штаммов F. necrophorum, в том числе 10 музейных и 7 вновь выделенных, проведена их типизация и отобраны 4 штамма биотипа «А» для дальнейших экспериментов; 5 штаммов С.perfringens т. А, в том числе 2 музейных и 3 вновь выделенных, из них отобраны 2 штамма; 8 штаммов S. aureus, в том числе 3 музейных и 5 вновь выделенных. Для последующих исследований отобрали 2 штамма; 15 штаммов А. pyogenes, в том числе 5-и музейных и 10-и вновь выделенных. Из этого количества отобрали 5 наиболее перспективных для дальнейших исследований штаммов; 7 штаммов D.nodosus. из которых были отобраны 4 штамма.

Изучение биологических свойств и отбор штаммов позволили перейти к экспериментам, подтверждающим значение ассоциаций указанных микроорганизмов в этиологии инфекционных боленей конечностей.

2.3.1. Экспериментальное подтверждение значения ассоциаций микроорганизмов в этиологии болезней конечностей.

С этой целью провели подтитровку культур F. necroforum, А. pyogenes, S. аureus на кроликах и определили LD50 для каждой культуры. После определения LD50 был поставлен основной опыт по подтверждению значения ассоциаций микроорганизмов на кроликах массой 2,0-2,5 кг, где животных заражали культурами F. necrophorum, А. pyogenes, S. aureus и различными вариантами смеси этих культур. Результаты исследований продемонстрировали, что при одинаковом количестве инфекционного материала, использованного для заражения животных, в дозе 4 LD50 кролики, зараженные ассоциациями микроорганизмов в различных вариациях, погибали значительно быстрее по сравнению с животными, зараженными монокультурами. Два кролика, зараженные монокультурами, на период наблюдения остались живыми. На вскрытии животных, зараженных ассоциациями, отмечали поражения, характерные для септического процесса: множественные кровоизлияния во внутренние органы, очаги некроза и абсцессы. Результаты повторного эксперимента, полностью совпали с результатами первого опыта.

На селективных средах из отдельных органов удалось реизолировать и идентифицировать исходные культуры микроорганизмов F. necrophorum, А. рyogenes, S. аureus. Заболевание у кроликов, зараженных ассоциациями, протекало остро, и через 2 – 3 дня животные погибали. На вскрытии отмечали поражения внутренних органов, характерные для сепсиса. Выделение и идентификация культур подтверждали чистоту экспериментов.

На втором этапе исследований для подтверждения значения ассоциаций микроорганизмов в этиологии заболеваний конечностей был поставлен опыт на овцах результаты которого отображает таблица 3.

Таблица 3

Степень проявления болезни в зависимости от состава микробной ассоциации



№ группы

Заражающая культура и штамм

Кол-во овец

Сроки наблюдения и характер поражения конечностей овец

3-е суток

7 суток

11 суток

15 суток

1

D. nodosus ПП 82/90

3

-

1/л

1/л

1/л

2

F. necrophorum шт. Тула шт. Кр-1

3

1/л*

2/л

2/л

2/л

3

A. pyogenes шт. 4/2334

3

-

1/л

2/л

2/л

4

S. aureus шт. 7315

3

-

-

1/л

1/л

5

D. nodosus, F. necrophorum (2 шт.)

3

2/л

1/с

3/с

3/с

3/с

6

D. nodosus, F.necrophorum,

A. pyogenes

S.aureus , C.perfringens т. А


3

3/с

1/с

2/т

1/с

2/т

1/с

2/т


*-числитель – количество заболевших животных,

знаменатель – тяжесть поражений: л – легкая степень поражения копытец;

с - средняя степень поражения копытец;

т – тяжёлая степень поражения копытец.

Для постановки опыта использовали 12 овец и 6 баранов 1,5 – 2 летного возраста. Всех животных разделили на 6 групп по 3 овцы в каждой. Для заражения использовали 36 часовые культуры F. necrophorum, А. pyogenes, S. aureus в дозах, составляющих 20 LD50 для кроликов массой 2,5 – 3 кг. В опыте также использовали 12 часовую культуру C. рerfringens т. А штамма 28 в дозе 100 LD50 для морских свинок массой 250 г. Культуру D. nodosus штамм ПП82/90 использовали в дозе 50 млрд. м.т.

Заражение осуществляли путем втирания инфекционного материала в скарифицированный свод межкопытной щели с последующим наложением тампона, содержащего инфекционный материал и повязки.

Все животные на протяжении опыта содержались в клетках с сухими полами. За животными установили наблюдение в течение 15 дней. Через 3 дня после заражения у всех животных были сняты повязки с инфекцион- ным заражающим материалом и проведен первый осмотр конечностей всех зараженных овец. В последующем осмотры провели на 7, 11 и 15 дни после заражения. Результаты представлены в таб. 4. В опыте отмечали 3 степени поражения и характеризовали их как:

Л - легкая степень поражения; общее легкое угнетение, снижение аппетита, животные иногда поднимают больную конечность в покое, при движении – слабо выраженная хромота. При осмотре: выпадение волос в межкопытной щели, гиперемия и отечность кожи свода межкопытной щели, повышение местной температуры;

С – средняя степень поражения; общее легкое угнетение, гиподинамия, снижение аппетита, выраженная хромота при движении, в покое животное держит больную конечность приподнятой. При осмотре: в области свода межкопытной щели гиперемия, отечность, наличие эрозий и язв, покрытых сероватым экссудатом с ихорозным запахом, повышение местной температуры;

Т – тяжелое поражение; те же клинические признаки поражений, как и при средней тяжести (с), а также поражение основы кожи пяточных частей внутренних стенок копыт и гнойное воспаление основы кожи подошвы, отслоение рогового башмака. Из таблицы 4 видно, что заражение овец монокультурами микроорганизмов не всегда вызывало их заболевания или отмечали в основном легкую степень поражения. Животные, зараженные ассоциациями микроорганизмов, заболели уже на 3 - е сутки после заражения.

В этом случае отмечали среднюю степень поражения у всех зараженных, а у двух баранов отмечена впоследствии тяжелая степень поражения копыт и начато их досрочное лечение. Эксперименты, проведенные на кроликах и овцах, позволили сделать вывод о том, что избранная ассоциация микроорганизмов значительно сильнее угнетает защитные системы организма и в короткие сроки вызывает более тяжелые поражения конечностей животных по сравнению с воздействием монокультур тех же организмов, входящих в состав ассоциаций.

Эти эксперименты подтвердили правомочность концепции создания ассоциированных вакцин против инфекционных болезней конечностей копытных животных.

2.4. Определение оптимальных соотношений антигенов в ассоциированных вакцинах. Изучение конкуренции антигенов в организме животных, привитых ассоциированными вакцинами.

С целью определения оптимальных концентраций антигенов для конструирования ассоциированных вакцин были изготовлены инактивированные формалином антигены D.nodosus, F.necrophorum, C.perfringens т. A, S. aureus, A. pyogenes в концентрациях 10, 20, 40 млрд. микробных клеток в мл , которыми иммунизировали 36 овец 1,5 – 2 летнего возраста. По уровню гуморальных антител в РА подбирали оптимальные концентрации для составления опытных серий ассоциированных вакцин. В результате проведенных исследований были установлены следующие концентрации антигенов для составления опытных серий ассоциированных вакцин: F. necrophorum и D.nodosus 20 млрд. м.т./мл,S.aureus, C. perfringens т. А, A. рyogenes30 – 40 млрд. м.т./мл. Конкуренцию антигенов изучали также на овцах, которых прививали моновакцинами из указанных штаммов на ГОА адъюванте и экспериментальной ассоциированной вакциной с этим же адъювантом. Количество каждого антигена в ассоциированной вакцине и моновакцинах было одинаковым. О наличии или отсутствии конкуренции антигенов судили по титру специфических агглютининов и токсиннейтрализующих антител. Результаты исследований приведены в табл. 4.

Исследования позволили установить факт отсутствия конкуренции указанных антигенов в организме привитых овец. Уровни антител, стимулируемых каждой валентностью (антигеном) ассоциированной вакцины в сравнении с уровнем антител, стимулируемых моновакцинами, были примерно одинаковыми и даже несколько большими у ассоциированной вакцины по некоторым валентностям.

Проведенные исследования позволили перейти к изготовлению опытных серий ассоциированных вакцин против инфекционных болезней конечностей овец и некробактериоза КРС и их испытаниям в неблагополучных по этим болезням овцеводческих и животноводческих хозяйствах.

2.5. Испытания опытных образцов ассоциированных вакцин против инфекционных болезней конечностей овец и некробактериоза КРС. Разработка схемы применения ассоциированных вакцин.

Испытание опытной серии инактивированной ассоциированной вакцины против инфекционных заболеваний конечностей овец с масляным адъювантом, провели в сравнении с Югославской ассоциированной вакциной «Памавак» и отечественной моновакциной против копытной гнили овец в совхозе «Кузнецовский» Тверской области. В свою очередь, в совхозе «Мир» Рузаевского района Республики Мордовия испытывались несколько вариантов инактивированной вакцины против инфекционных заболеваний конечностей овец с различными адъювантами и антигенным составом. Аналогично в совхозе «им. Кирова» Балашихин-

Таблица 4

Результаты сравнительного испытания ассоциированной вакцины и моновакцин


Сроки исследований

Средние титры в РА и РН

Средние титры в РА и РН

моновакцины.

ассоциированная вакцина

D. nodosus

F. necrophorum

S. aureus

A. pyogenes

C.perfringens т. А

D. nodosus

F. Necrophorum

S. aureus

A. pyogenes

C.perfringens т. А

До вакцинации, 1-я вакцинация

1:60

±5

1:80

±5

1:70

±5

1:50

±0

-

1:80

±5

1:80

±5

1:70

±5

1:50

±0

-

Через 1 мес после 1-й вакцинации, 2-я вакцинация

1:200

±0

1:480

±40

1:200

±0

1:60

±5

0,24

1:280

±40

1:1920

±200

1:240

±20

1:60

±5

0,88

Через 2 недели после 2-й вакцинации

1:960

±30

1:1660

±0

1:360

±20

1:160

±10

0

1:1600

±0

1:3840

±800

1:480

±40

1:240

±10

1,72

Через 1 мес после 2-й вакцинации

1:480

±40

1:2240

±300

1:400

±0

1:360

±20

0,5

1:1040

±80

1:2240

±300

1:480

±4

1:480

±40

-

Через 2 мес после 2-й вакцинации,

1:400

±0

1:1920

±180

1:320

±20

1:150

±10

-

1:960

±30

1:1920

±200

1:360

±20

1:200

±0

-

Через 3 мес после 2-й вакцинации

1:150

±10

1:960

±30

1:150

±10

1:50

±0

-

1:720

±20

1:1600

±0

1:280

±40

1:80

±5

-

ского района Московской области были испытаны несколько вариантов инактивированной ассоциированной вакцины против некробактериоза КРС с лечебной и профилактической целями, включая вариант вакцины с им- муномодулятором «Гликопин» (ГМДП), в сравнении с Югославской ассоциированной вакциной «Памавак» на 170 головах крупного рогатого скота. Впоследствии, лучшим вариантом вакцины против некробактериоза КРС было привито все поголовье (1347 коров) этого хозяйства. Другой вариант (эмульгированной) опытной серии инактивированной ассоциированной вакцины против некробактериоза КРС был испытан на 381 голове КРС в совхозе «Луховский» Октябрьского района г. Саранска. В дальнейшем в совхозе «Барыбино» опытно-промышленной серией инактивированной ассоциированной вакцины против некробактериоза КРС с ГОА адъювантом, было привито 32 коровы различными дозами этого препарата. В этом хозяйстве были исследованы также некоторые параметры иммунитета, стимулируемого этой вакциной.

В результате проведенных исследований было установлено, что вакцинация животных инактивированными ассоциированными вакцинами против инфекционных заболеваний конечностей овец и некробактериоза КРС является эффективным методом борьбы с этими болезнями. Их эффективность оказалась выше, чем у Югославской ассоциированной вакцины «Памавак» и эмульгированной моновакцины против копытной гнили овец. В итоге, в качестве адъюванта был выбран 3% ГОА как менее реактогенный по сравнению с масляным и дешевый. Наиболее эффективной оказалась двукратная иммунизация животных с интервалом 28 – 30 дней при подкожном введении в области коленной складки для КРС и в области нижней трети шеи для овец в дозах по 5 мл на 1 голову животного.

Срок иммунитета, стимулируемого этими вакцинами не превышал 6 месяцев, поэтому перспективной являлась однократная реиммунизация через 5-6 месяцев после второй вакцинации для поддержания иммунитета у привитых животных.

Инактивированная ассоциированная вакцина против инфекционных заболеваний конечностей овец получила название «Овикон», а инактивированная ассоциированная вакцина против некробактериоза конечностей КРС – «Нековак».

2.6. Разработка методов контроля ассоциированных вакцин.

За основу лабораторных методов контроля вакцин «Овикон» и «Нековак» брали существующие стандартные методики: отбор проб по ОСТ 10-07-001-93, определение внешнего вида визуально, определение стерильности согласно ГОСТ 28085-89 – «Препараты биологические. Метод бактериологического контроля стерильности». При этом в питательных средах с посевами и пересевами не должно быть визуальных признаков роста микрофлоры. Определение безвредности проводили также по стандартной методике, используя 10 белых мышей и двух кроликов, при подкожном введении в соответствующих дозах. Вакцины считали безвредными, если животные в течение 10 суток оставались живы и клинически здоровы. Допускалось образование в местах введения вакцин припухлостей различной величины. Принципиально важным и сложным стал вопрос о разработке методов контроля антигенной и иммуногенной активности ассоциированных вакцин «Овикон» и «Нековак» ввиду большого количества антигенов и анатоксинов входящих в их состав. Ранее, нами в качестве лабораторного контроля антигенной активности вакцины против копытной гнили овец инактивированной эмульгированной был разработан метод определения антител в РА у вакцинированных кроликов. Предварительно нами были изучены вирулентные и иммуногенные свойства D. nodosus на лабораторных моделях. В результате исследований было установлено, что лабораторные животные (кролики, белые мыши, морские свинки и другие) не чувствительны к D. nodosus. При различных методах заражения и дозах культуры D. nodosus не вызывали заболевания и падежа лабораторных животных (Панасюк С.Д., 1982). Однако, нами было экспериментально установлено, что динамика накопления антител в крови вакцинированных кроликов в половинных дозах (от дозы овцы) повторяет динамику накопления агглютининов у привитых овец только на более низком уровне соответственно 1:720-1:880 и 1:2133-1:2533 на пике накопления. При этом коэффициент корреляции был в высокой степени положительным (r=+0,83-+ 0,99). Это позволило использовать кроликов в качестве лабораторной модели контроля антигенной активности вакцины против копытной гнили овец ВИЭВ инактивированной эмульгированной (Панасюк С.Д. 1982, 1983). Предложенный метод прошел проверку на Орской и Армавирской биофабриках и надежно обеспечивал качество указанной вакцины до момента снятия её с производства. Учитывая тот факт, что в состав вакцины «Овикон» входит антиген D. nodosus, мы использовали указанный метод контроля антигенной активности этой валентности на кроликах в тех же параметрах, как и у вакцины против копытной гнили овец. Более того, учитывая потерю вирулентных свойств культур F. necrophorum (быструю потерю вирулентных свойств культур при пересевах на жидких питательных средах и возможность образования L-форм). Нами были проведены сравнительные исследования по определению динамики антител у вакцинированных кроликов, овец и КРС. Результаты исследований показали, как для валентности D. nodosus, так и для валентности F. necrophorum имеется возможность использовать кроликов в качестве лабораторной модели для оценки антигенной активности вакцин. Корреляция титров агглютининов у вакцинированных кроликов и овец, а также у привитых кроликов и КРС была очень высокой и соответственно составляла r=+0,97 и r=+ 0,99,что показано в таблице 5. Полученные результаты позволили нам расширить эксперимент и продолжить использовать кроликов в качестве лабораторной модели антигенной активности вспомогательных валентностей S. aureus, C. perfringens т. А, A. pyogenes ассоциированных вакцин «Овикон» и «Нековак».

Полученные результаты позволили установить тот факт, что привитые вакцинами «Овикон» и «Нековак» кролики могут быть лабораторной

Таблица 5


Сравнительное антителообразование у вакцинированных (валентность F.necrophorum)

кроликов, овец, КРС




Вакцины,

Животные,

Дозы,

Сроки исследований

Двукратная доза (мл)

Количество животных (гол.)

Сроки исследований

Коэффициент корреляции ®

Средние титры агглютининов в РА

До 1-й вакцинации

1-я вакцинация

1 месяц после

1-й вакцинации

2-я вакцинация

2 недели после 2-й вакцинации

1 месяц

после 2-й вакцинации

2 месяца

после 2-й вакцинации

Вакцина «Овикон»,

Кролики

4

10

1:70±10

1:560±30

1:1440±40

1:1360±60

1:1200±30




Вакцина «Овикон», Овцы

10

10

1:100±0

1:1520±60

1:2560±120

1:2480±80

1:2240±40

+0.97

Вакцина «Нековак»

Кролики

4

10

1:95±5

1:960±30

1:1360±90

1:1440±40

1:1280±60




Вакцина «Нековак»,

КРС

10

10

1:120±10

1:1680±80

1:3840±210

1:3840±210

1:3040±180

+0.99
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Значение ассоциаций микроорганизмов в этиологии и профилактике инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота (некробактериоз, копытная гниль) 16. iconИнструкция по применению нитокс 200 для лечения крупного, мелкого рогатого скота и свиней при заболеваниях бактериальной этиологии

Значение ассоциаций микроорганизмов в этиологии и профилактике инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота (некробактериоз, копытная гниль) 16. iconКомплексная Программа нпо нарвак по диагностике, профилактике и лечению инфекционных и инвазионных болезней крупного рогатого скота. Москва, ввц, павильон №69, конференц-зал бизнес центра

Значение ассоциаций микроорганизмов в этиологии и профилактике инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота (некробактериоз, копытная гниль) 16. iconУтвердить план оздоровления крупного рогатого скота от лейкоза на 2011 год (приложение). Постановление подлежит официальному опубликованию
Ростовской области от 12. 05. 2005 №315-зс «Об областной целевой программе оздоровления крупного рогатого скота от лейкоза на 2005...

Значение ассоциаций микроорганизмов в этиологии и профилактике инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота (некробактериоз, копытная гниль) 16. iconВетеринарно-санитарные правила по профилактике и ликвидации хламидиоза крупного рогатого скота

Значение ассоциаций микроорганизмов в этиологии и профилактике инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота (некробактериоз, копытная гниль) 16. iconПрофилактика и лечение болезней крупного рогатого скота

Значение ассоциаций микроорганизмов в этиологии и профилактике инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота (некробактериоз, копытная гниль) 16. iconПриказ от 11 мая 1999 г. N 359 об утверждении правил по профилактике и борьбе с лейкозом крупного рогатого скота

Значение ассоциаций микроорганизмов в этиологии и профилактике инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота (некробактериоз, копытная гниль) 16. iconМетодические рекомендации по диагностике, лечению и профилактике инфекционного кератоконъюнктивита крупного рогатого скота Казань 2010 г

Значение ассоциаций микроорганизмов в этиологии и профилактике инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота (некробактериоз, копытная гниль) 16. iconВетеринарно-санитарные мероприятия по профилактике заболеваний крупного-рогатого скота на племенных заводах (фермах), элеверах и госплемпредприятиях

Значение ассоциаций микроорганизмов в этиологии и профилактике инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота (некробактериоз, копытная гниль) 16. iconРаспространение вирусных респераторных болезней крупного рогатого скота в хозяйствах средней сибири

Значение ассоциаций микроорганизмов в этиологии и профилактике инфекционных болезней конечностей крупного и мелкого рогатого скота (некробактериоз, копытная гниль) 16. iconУтвердить прилагаемый план мероприятий по профилактике лейкоза крупного рогатого скота на территории Чернушинского муниципального района на 2010 2012гг

Поместите кнопку у себя на сайте:
Образование


База данных защищена авторским правом ©cow-leech 2000-2013
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
COW-LEECH.RU