Интервью с Ю. П. Трутневым То, о чем так долго говорили специалисты, свершилось: госполитика и регулирование в сфере охраны, изучения, сохранения, воспроизводства и использования объектов животного мира, icon

Интервью с Ю. П. Трутневым То, о чем так долго говорили специалисты, свершилось: госполитика и регулирование в сфере охраны, изучения, сохранения, воспроизводства и использования объектов животного мира,





НазваниеИнтервью с Ю. П. Трутневым То, о чем так долго говорили специалисты, свершилось: госполитика и регулирование в сфере охраны, изучения, сохранения, воспроизводства и использования объектов животного мира,
страница1/3
Дата конвертации31.05.2013
Размер0.71 Mb.
ТипИнтервью
  1   2   3
Камилю

Фарухшиновичу Зиганшину –

60 лет!


Редакционный коллектив и члены СКО «Рада» искренне поздравляют юбиляра – нашего постоянного подписчика, автора и замечательного друга с этим событием. Желаем Вам, Камиль Фарухшинович, благополучия, стабильности, здоровья, успехов в работе, взаимопонимания в семье, счастья, новых творческих и интересных проектов и реализации намеченных планов.


От всей души поздравляю членов клу­ба – наших любимых женщин, с Меж­дународным женским днем! Оставайтесь всегда такими же красивыми, обаятельными, же­ланными и любимыми. Счастья, весеннего на­строения, любви и семейного благополучия вам, дорогие наши.

В.В. Аброщенко,

председатель СКО «Рада».


Интервью с Ю.П. Трутневым


То, о чем так долго говорили специалисты, свершилось: госполитика и регулирование в сфере охраны, изучения, сохранения, воспроизводства и использования объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, и среды их обитания переданы в ведение Минприроды. Раньше этой не совсем ему свойственной работой занималось Министерство сельского хозяйства. Вдобавок к внушительному блоку зон ответственности глава Минприроды Юрий Трутнев будет отвечать за новое направление, которое вместе с охраной природных территорий и краснокнижных животных составит органично связанный между собой комплекс.

«Принятое решение будет способствовать устойчивому развитию охотничьего промысла, сохранению и приумножению объектов охотничьего хозяйства, а также борьбе с браконьерами», – сказал министр, комментируя распоряжение правительства.

Учитывая то, что сам Юрий Петрович Трутнев – заядлый охотник и добрый друг нашей редакции, мы взяли у него эксклюзивное интервью буквально в первые дни после подписания постановления Прави­тельства.

– Юрий Петрович, как известно, охота и охотхозяйство всегда были в ведении Минсельхоза. И вот буквально на днях это направление передали в Министерство природных ресурсов. Насколько это было необходимо, на Ваш взгляд?

– В 2004 году, когда я только начал работу в Москве, одним из первых разговоров с прежним министром сельского хозяйства Алексеем Гордеевым был разговор об охоте. Он попросил: «Пожалуйста, не забирай у нас охоту».

Я ответил: «Хорошо» – и, в общем, честно держал слово. После его ухода ряд инициативных охотников сказали: «Охота и сельское хозяйство – совершенно разные вещи. То, что за охоту отвечает Мин­сельхоз – это неправильно». Мы провели соответствующую работу, наше начинание было поддержано правительством – и вот результат.

– Насколько сочетается природоохранная деятельность и охота и на­сколько важно и правильно было соединить их в одних руках?

– На мой взгляд, и правильно, и важно. На Минприроды в любом случае лежит охрана редких, краснокнижных, животных. Кроме того, в нашем ведомстве существуют особо охраняемые природные территории, которые всегда служили воспроизводственными участками, зонами покоя для многих охотничьих животных. Не снимаю со счетов и чисто субъективный интерес к делу – ведь очень важно, чтобы человеку, который отвечает за это дело, был бы интересен и увлекателен сам процесс. Мне интересно! Искренне приз­наюсь: как руководителю в целом и охотнику в частности мне хочется улучшить охотничье состояние России. Для меня это, как и любое другое начинание, за которое я берусь, в какой-то мере – вопрос чести.

– Лесной и Водный кодексы были приняты значительно раньше, чем Закон об охоте. Зачастую складывается ситуация, когда многие положения кодексов противоречат вновь принятому Закону об охоте. Что делать?

– Совершенствовать законодательство! Для этого хочу собрать наиболее конструктивные предложения ведущих специалистов и попросить юристов «упаковать» их для внесения изменений в существующие законы и нормативные документы. Это и есть основная работа. Точно могу сказать, чего я не собираюсь делать: делить квоты и лицензии. Если говорить о лесном законодательстве, огромная проблема сегодня состоит в том, что не урегулированы отношения между лесниками и охотниками. Согласитесь, очень неприятная ситуация, когда ты развиваешь какое-нибудь охотничье хозяйство, вкладываешь в него кучу денег и своего времени, а потом приезжаешь и вдруг обнаруживаешь посередине того места, где у тебя были тока, просеку, сделанную лесорубами, которую они называют «выборочной рубкой». Лесное хозяйство должно вес­тись комплексно. Я уверен, что можно точно рассчитать процент от площади охотничьих угодий, которые арендаторы имеют право защищать от вырубок, и жить в согласии с законом и природой.

– А как соотносится все-таки политика управления невозобновляемыми минеральными и лесными ресурсами, которая носит интенсивный характер (ну, лес еще можно как-то вырастить, например, сосну за 80 лет), с управлением охотничьими ресурсами, которые можно и нужно возобновлять? Как это противоречие разрешить?

– Здесь нет противоречия. Во-первых, только у плохих пользователей недра являются невозобновляемым ресурсом. Геологоразведка, например, позволяет возобновлять сырьевые запасы, держать их определенный уровень. Я буквально не­сколько дней назад докладывал председателю правительства, что нам за 5 лет удалось сделать то, о чем мы когда-то только мечтали. Мы закопали ту сырьевую яму, которая была выкопана с начала 90-х го­дов. После огромного спада, начиная с 2005 года, когда правительство приняло программу воспроизводства минерально-сырьевой базы, мы начали понемножку добавлять новые месторождения. Прирост разведанных запасов сегодня полностью покрывает объем извлекаемых ресурсов. На конец 2009 года мы вышли на уровень разведанных запасов полезных ископаемых 90-го года, то есть практически все компенсировали. Это только один блок работы нашего министерства. У нас, кстати, еще есть вода, которая является классическим возобновляемым ресурсом, где мы должны соблюдать строгий баланс и с точки зрения качества, и с точки зрения количества воды. В нашем ведении – экология, которая, собственно, и есть забота о природе во всех ее проявлениях. Подытоживая, хочу сказать, что, на мой взгляд, кроме нас, больше некому серьезно этим заниматься. И мы постараемся доказать в ближайшее время нашу в этом смысле эффективность.

– Принятие Закона об охоте вызвало очень неоднозначную реакцию у многих, кто и увлекается охотой, и работает в охотничьей отрасли…

– Будет у нас департамент, основной за­дачей которого станет совершенствование законодательства. Еще раз говорю: мы обязательно всех выслушаем и составим план совершенствования законодательной базы.

Я уже сказал о некоторых проблемах, связанных с лесным законодательством. Могу сказать и еще об одной проблеме. Согласитесь вы или нет, но очень много замечаний вызвано тем, что люди не имеют никаких прав на охрану и защиту собственных охотничьих хозяйств – допустим, остановить или проверить машину браконьера на собственной территории и т.п. Это неправильно. Восстановление нормальной охраны в лесах является одной из важнейших задач, на мой взгляд.

Я, кстати, занимался охотой, еще учась в институте. Судьба подтолкнула меня к вступлению в ряды общественных охотинспекторов. Год-два я был лучшим охотинспектором в Пермской области и задерживал большое количество всяких нарушителей. При этом никаких выстрелов и погонь не было. Я спокойно, на лыжах, часто даже без ружья как такового, обезору­живал браконьеров.

– Учитывая цвет Вашего пояса…

– Да нет, мы ж не дрались. Я считаю, что здесь главное – уверенность человека в правильности того, что он делает. Если че­ловек начнет дергаться, то это может спровоцировать реальный инцидент не только в охотничьем хозяйстве, но и на улицах города. Если ты все делаешь спокойно и уверенно, нарушители, как правило, подчиняются.

Приведу другой пример, в хозяйстве Тверской области браконьер убил лося. Поймали его работники, машина вся в крови, везде лосиная шерсть. Милиция установила факт налицо. Прокурор же не дает санкции на арест, потому что нарушитель в заявлении написал, что лось на него напал, и он, обороняясь, вынужден был его убить и т.д. Пришлось привлечь генпрокурора, он, естественно, дал команду, и после этого возбудили уголовное дело. Просто глупость какая-то выходит, когда права и обязанности не отрегулированы.

– Еще одна острейшая проблема. По сути дела, за последние десятилетия разрушена вся система подготовки «охотничьих кадров». По крайнем ме­ре, низведена до минимума. Что де­лать с этим?

– Два ответа на вопрос. Первое. Совер­шенно очевидное. Что охотничье образование надо восстанавливать. И мне кажется, для этого появилось очень хорошее основание. Увеличивается количество добросовестных, хорошо организованных арендных хозяйств. Которым нужны специалисты в области охоты – значит, такие кадры будут обязательно востребованы. Второе, слава Богу, Россия богата и охотничьими традициями, и людьми, великолепно разбирающимися в том, что такое охота, как ее правильно вести, как обернуть ее на пользу, а не во вред природе. Я сам не перестаю у них учиться!

– Как Вы относитесь к тому, что применение на охоте автоматического и полуавтоматического нарезного оружия в большинстве стран мира запрещено, а у нас разрешено?

– Думаю, мы сильно испугаем наш оборонопром, если скажем, что надо тихонечко с этой историей заканчивать. Но делать это необходимо: охотиться с военным оружием неправильно, оно не подходит для охоты ни по техническим данным, ни по калибрам. Кроме того, нельзя допускать ситуацию, когда какой-нибудь чудак-охотник только заметив бегущее, начинает жать на курок, пока у него палец не устанет. Мне кажется, охота интересна только в том случае, когда у зверя есть шанс. Когда шансов нет, это не охота: мне лично – абсолютно честно – она неинтересна. Как, каким путем мы придем к такой цивилизованной практике, нужно думать: мо­жет быть путем принятия отложенного ре­шения, как это не раз делалось в ряде других разделов законодательства. Мы обратимся к военным производителям: «Доро­гие коллеги, пока вы можете продолжать работать по-старому, но имейте в виду, что через год, два, три эта история будет за­крыта. Вам придется за это время разработать нормальное охотничье ружье, с ручным перезаряжанием, с лимитированным объемом боезапасов». А оружие старое… Здесь тонкий вопрос. Если мы станем его выкупать, да еще по ценам, сопоставимым с приобретением нового оружия, тогда ситуация сама собой разрешится по-человечески.

– Как Вы относитесь к тому, чтобы в России было создано хотя бы не­сколько крупных музеев охоты? Во многих странах существуют такие музеи, там собрано все: оружие, трофеи и т.д.

– Мне кажется, что все, что связано с общим охотничьим образованием, надо развивать. У людей, очень сильны ментальные установки, связанные со стойким убеждением, что охота – это обязательно убийство. Мне кажется, людям надо объяснить, что такое сбалансированное охотничье хозяйство, когда его работники и специалисты не только и не столько ду­мают о том, как и кого застрелить, сколько о том, чтобы что-то дать или отдать природе. У меня, кстати, вызывают оторопь фотографии в некоторых охотничьих журналах, которые демонстрируют гордого охотника с целой горой подстреленных птиц. В чем смысл уничтожения животного в таком количестве?! Если ему так сильно хотелось пострелять, пострелял бы по та­релкам. Нормальный охотник взял одного-двух зайцев – и слава Богу. Главное – на лес посмотрел, с природой пообщался.

– Вы сейчас стали руководить большой новой отраслью. Ваше отношение к разгосударствлению функций центра и передачи части полномочий в глубинку – в регионы?

– Мне кажется, здесь не надо изобретать ничего нового. Сделать, например, так, как мы стараемся это делать во всех других отраслях. Совершенно очевидно, что командовать из Москвы охотничьими угодьями где-нибудь на Дальнем Востоке сложно и вряд ли эффективно. В то же время законодательство должно быть фе­деральным, оно должно быть однозначным, не давать возможности по десять раз продлевать сроки охоты, потому что местным начальникам так удобнее. Центр должен оставить себе надзорные функции. Есть главы субъектов Федерации, которые понимают, что охота – это часть жизненного уклада, что охотничьи хозяйства – это в том числе и туристический, рекреационный потенциал, часть инвестиционной привлекательности региона. А есть руководитель, которые считают, что лучше фабрику построить, чем леса сохранять. В результате в районе сократили по максимуму охрану в лесах. Это неизбежно приведет к деградации охоты и охотничьего хозяйства в целых регионах. В итоге пострадает не только сам субъект, пострадает вся Рос­сия. Поэтому в центре надо оставить контроль за исполнением переданных на места полномочий. Мы обязательно будем пользоваться этой возможностью.

– Каково Ваше отношение к тем об­щественным организациям, которые существуют в охотничьей среде? Их несколько, самая крупная – Росохот­рыболовсоюз, например. Каково их будущее и каким Вы видите взаимодействие с ними?

– Я уважаю тех людей, которые профессионально занимаются вопросами охоты, тем более на общественных началах. Знаю, что есть масса знаменитых охотников, которые в такие организации входят. И в то же самое время мы сталкиваемся с тем, что этим старым общественным организациям принадлежат миллионы гектаров угодий без каких-либо инвестиционных возможностей владельцев. Возникает вопрос: в состоянии ли они развивать свои наделы? Ведь зачастую арендаторы из общественных организаций просто подменяют собой федеральный орган исполнительной власти: бесконтрольно раздают угодья в субаренду, выдают какие-то особые «государственные» разрешения, индульгенции, закрепляют за собой несуществующие права.

– Не боитесь, что приняв на себя функции государственного управления охотой, Вы станете главным врагом «зеленых»?

– Я уверен, что среди так называемых «зеленых» есть очень много хороших и действительно заботящихся о природе России людей. Я работаю с ними с удовольствием, многие из них, между прочим, сами охотники. И, к моему удивлению, не очень-то и стесняются признаваться в этом. Есть лю­ди, которые на всегда востребованном об­ществом «зеленом» движении постоянно делают себе политическую рекламу – это их дело, меня они не интересуют.

– Каково Ваше отношение к частным охотхозяйствам? Я знаю, что многие охотники негативно относятся к раздаче в аренду угодий для частного пользования.

– Вы знаете, мне кажется, что альтернативы у частных хозяйств практически нет. Другой разговор, что надо очень внимательно смотреть на соблюдение балансов интересов собственника и местного населения. Вот это принципиальный вопрос для России, потому что нельзя сделать так, чтобы богатые могли охотиться, а малообеспеченные – нет. Могу сказать, что в нашем охотхозяйстве, например, путевки для местных охотников выдаются бесплатно. С одной стороны, количество арендуемых хозяйств, на мой взгляд, будет в лю­бом случае увеличиваться – и это хорошо: значит, будет больше зверя, больше охраны и больше порядка. А с другой стороны, надо сделать так, чтобы любой охотник мог позвонить туда, взять путевку, закинуть ружье за спину и поехать на охоту.

– Вы по своему опыту знаете, что охотхозяйства, переданные государ­ством частным лицам, требуют очень больших вложений без возврата этих средств. Сейчас идет активный разговор в охотничьей среде о возможном введении арендной платы за охотугодья. Значит, частник разводит зве­ря, охраняет его за собственные деньги да еще и за эту землю должен платить? Не приведет ли это к оттоку частного капитала из отрасли?

– Я бы тут поспорил. С одной стороны, нагружать человека, который вкладывает свои средства в то, чтобы российская природа была богаче, – довольно смешно. С другой стороны, мне кажется, что такой институт должен существовать, потому что он запускает дальнейшую последовательность правоотношений. Если мы сейчас уберем плату, то появится большое количество арендаторов, которые не собираются ничего разводить, ничего размножать. Важнее, на мой взгляд, то, что эта плата не должна быть астрономической. Она не должна быть высокодоходной статьей бюджета страны, а должна приводить лишь к регулированию деятельности, которая и направлена на пользу этому государству.

– Большинство охотников, как из­вестно, еще и заядлые рыбаки. А контроль за озерами и водными ре­сурсами по сути дела в функции охотхозяйств не входят, их «пасут» рыбинспекторы. При этом водоплавающая дичь, которая гнездится по берегам, оказывается в полной зависимости от браконьеров-рыболовов. Тоже проблема?

– Мне кажется, после введения всей нормативной базы конструировать пространство нужно таким образом, чтобы у охотпользователей было преимущественное право на использование и обслуживание внутренних водоемов. Тем более, что им все равно приходится им заниматься.

– Теперь о ресурсах. Большинство охотничьих ресурсов – это и зверье, и птицы – подвержены постоянной миграции. Отсюда и путаница в подсчетах живности. Возьмите Ярославскую и Вологодскую области: сколько лосей перешло туда и обратно – одному Богу известно. Каждый охотовед, естественно, обитающих в его ареале животных и птиц будет приписывать себе. Для чего? Чтобы в будущем квоты было больше. Какой будет по­литика Минприроды в отношении миграции ресурсов?

– Перехитрить кого-то в деле миграции, кроме как самого себя, трудно. У нас все мигрирует – рабочая сила, деньги, животные. Причем в зависимости от того, какие условия мы создаем для объектов этой миграции. Добросовестные охотпользователи будут создавать такие условия, чтобы животные не уходили от них, а жили у них. Будут ли они этим пользоваться для увеличения норм отстрела? Не уверен. Для охотхозяйственников важнее в этом случае насыщенность охоты, важнее возможность увидеть воочию этого зверя и т.д. Вот вы упомянули зарубежный опыт. Я близко знакомился с охотничьими хозяйствами за рубежом, смотрел, как там все организовано. Мне кажется, у нормального человека не может возникнуть даже тени мысли о том, что можно увеличить квоты и перестрелять, то есть уничтожить, собственные ресурсы. Это примерно то же самое, что за один раз постараться съесть все, что у тебя взято в поход в рюкзаке. Смысл-то какой? А что дальше будем делать? Поэтому квоты – это только один из инструментов ресурсного регулирования и, как я уже сказал, надо сделать так, чтобы мы этими квотами как можно меньше занимались. Чтобы как можно больше ответственности за устойчивость использования охотничьих угодий и их воспроизводство лежало на самих хозяйствах. Надо устанавливать единые сроки учета и люди научаться реально понимать, сколько у них живности на территории – с учетом миграции или без него, где и когда появ­ляются миграционные звери и т.д.

– В Танзании практически 40% бюджета приносит стране охота. США около 40 млрд. долларов приносит охотничья индустрия. А у нас что можно предпринять?

– Я хорошо понимаю, что такой потенциал есть. Есть платежеспособный спрос – значит, промышленности нужно больше поворачиваться в эту сторону и начинать производить что-то приличное. Россия – самая большая страна в мире с не очень высокой плотностью населения. У нас та­кие просторы, что есть где поохотиться. Пора начать производить и оружие, и снаряжение, и все остальное.

– Когда была разрушена система промхозов, тысячи людей остались не у дел. Мы получаем письма, которые аж за душу берут. Это трагедия: люди спиваются, разрушаются семьи… С какой стороны взяться за эту проблему, ведь это же такая глыба – судьбы тысяч людей?


– Вы знаете, отмахиваться от этого нельзя ни в коем случае. Думаю, здесь надо прежде всего рассмотреть возможность построения некой экономической модели между теми, кто добывает и теми, кто пушнину реализует. Если предусмотреть правильно, то и отношения эти будут правильно развиваться. Кстати, когда мы говорим о необходимости развития всех видов охоты, напрашивается мысль о том, что у нас какое-то количество охот должно проходить под контролем. Но как обычно происходит? Человеку выдают лицензию и го­ворят: «Теперь иди в лес». А сколько, чего и зачем он подстрелил по этой лицензии – об этом никто не имеет ни малейшего представления. Понятно, что сегодня полностью контролируемой охоты по всей территории России не организовать. А вот говорить о контроле отстрела по лицензии в нормально управляемом охотничьем хозяйстве – это вполне уместно.

Возвращаясь к промысловой охоте. Я недавно спросил своего друга егеря: «Саш, ты на куницу охотишься?». Он говорит: «Охочусь». – «А дальше?» – «Я ее сдаю на фабрику». – «Цена какая?» – «600 руб.». Меня эта цифра поразила своей мизерностью! Промысловая охота может существовать тогда, когда стоимость охотничьей продукции сбалансирована с обеспечением добытчику нормального материального существования. Чтобы найти ответ на ваш вопрос, надо разобраться во всей це­почке. Сколько реально промысловая продукция стоит на рынке и какова разница в цене, допустим, между мехом, произведенном на пушных фермах, и мехом, добытом в охотничьем хозяйстве? Можно ли эти 600 рублей подтянуть к реальной цене той или иной шкурки? Иначе говоря эту ситуацию экономически загнали в тупик.

– И последнее. Что Вы пожелаете нашим читателям?

– Прежде всего я пожелал бы получать побольше удовольствия от общения с нашей природой, с нашим лесом. А если говорить об охотничьем издании, то традиционное: «ни пуха, ни пера!»

Беседовал Павел Гусев.

С полным текстом интервью можно ознакомиться в «Российской охотничьей газете»

от 10 – 16 февраля 2010 г.


Итоги работы охотничьего надзора за 2009 год


Сотрудниками Управления по ох­ране животного мира Минэкологии РБ в течение 2009 года проведено 3628 рейдов по охране объектов животного мира и среды их обитания, в ходе которых проверено 5230 человек, из них выявлено 327 нарушителей правил охоты. 209 нарушителей привлечены к административной ответственности в виде штрафа общей суммой 234 тыс. рублей.

В течение года зарегистрировано 110 случаев производства незаконной охоты, содержащей признаки уголовно наказуемых деяний. 18 человек приговорены к уголовной ответственности, некоторые из них приговорены к штрафам на общую сумму 441 тыс. рублей.

У нарушителей правил охоты в ходе рейдов было изъято 22 единицы охотничьего огнестрельного оружия, из них 7 единиц было конфисковано по решениям судов.

Сотрудниками Управления выявлена незаконная добыча 100 особей диких копытных животных, 5 медведей, 14 особей пушных зверей и 5 птиц.

К лицам, причинившим вред животному миру, предъявлено исков (в т.ч. предложено добровольно оплатить) возместить ущерб животному миру на сумму 467,5 тыс. рублей.


В январе 2009 года гражданин Ишмака­ев А.А. из корыстных побуждений с целью незаконной охоты на диких животных в зарослях тальника в пойме реки Белая в 2 км северо-восточнее д. Бишнарат Дюртю­линского района не имея документов на право охоты, установил петли-самосвалы в количестве 12 штук. 15 февраля 2009 го­да при проверке петель Ишмакаев А.А. в одной из петель обнаружил израненную лосиху, которая попала в петлю. Ишмака­ев А.А. съездил в д. Бишнарат и попросил своего соседа, имеющего зарегистрированное оружие, застрелить попавшее в петлю животное. После отстрела лосихи Ишмакаев А.А. вместе с соседом разделали тушу животного, разделили ее на 4 час­ти и присыпали снегом, чтобы с наступлением темноты перевезти мясо к себе в хо­зяйство.

Незаконной добычей одного лося Ишма­каев А.А. причинил животному миру ущерб в размере 22400 рублей.

Мировой судья судебного участка по Дюртюлинскому району признал Ишмакае­ва А.А. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 258 УК РФ и назначил ему штраф в размере 5000 рублей.

15 апреля 2009 года около 06 часов гражданин Ципышев И.И. на территории государственного зоологического заказника республиканского значения «Карлы­хановский» Белокатайского района, где запрещены все виды охоты на зверей и птиц, с принадлежащим ему охотничьим ружьем ИЖ-58 МАЕ производил незаконную охоту на глухаря на току. На месте незаконной охоты Ципышев И.И. был за­держан государственным инспектором охраны животного мира Месягутовского комитета по охране животного мира.

Мировой судья судебного участка по Белокатайскому району признал Ципыше­ва И.И. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 258 УК РФ и назначил ему штраф в сумме 10000 рублей.

13 сентября 2009 года житель п. Урман Иглинского района Григорьев Д.Ю., вооружившись незарегистрированным в правоохранительных органах охотничьим ружьем ТОЗ-34 ЕР, не имея охотничьего билета и лицензии, совершил незаконную охоту на медведя в лесном массиве недалеко от п. Урман Иглинского района. Своими незаконными действиями Григорьев Д.Ю. причинил животному миру ущерб в размере 36000 рублей.

Иглинский районный суд признал Гри­горьева Д.Ю. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 258 УК РФ и приговорил его к лишению свободы сроком на 1,5 года условно с испытательным сроком на 1 год.

8 октября 2009 года около 15 часов, на­ходясь в лесном массиве в 2 км юго-восточнее д. Нижний Авроюз Альшеевского района житель д. Красная Звезда Альше­евского района гражданин Акимов М.В. умышленно, не имея документов на право охоты, из принадлежащего ему охотничьего ружья ТОЗ-8703 незаконно убил лося. Акимов М.В. причинил ущерб животному миру в размере 16600 рублей.

25 декабря 2009 года мировой судья судебного участка по Альшеевскому району признал Акимова М.В. виновным в со­вершении преступления, пре­дусмотрен­ного ч.1 ст. 258 УК РФ и назначил штраф в сумме 9890 рублей.

23 октября 2009 года около 18 часов гражданин Турленко М.В., член охотничьего хозяйства, имеющий охотничье ружье ИЖ-58 во время охоты в лесном массиве в 7 км восточнее д. Каменка Бижбулякского района, увидел выбегающую из леса косулю. Умышленно, не имея лицензии, Тур­ленко М.В. застрелил ее. Охота на косуль в Республике Башкортостан не открывается с 2000 года в связи с низкой численностью.

15 декабря 2009 г. мировой судья су­дебного участка по Бижбулякскому району от Турленко М.В. признал Григорьева Д.Ю. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 258 УК РФ и назначил штраф в сумме 5000 рублей.

Анализируя информацию о нарушениях правил охоты, приходишь к мысли о том, что до сих пор в ряде случаев нарушения совершают лица, либо убежденные нарушители, либо лица, имеющие охотничьи билеты, но не дающие себе отчет в том, что процесс охоты – это не вольное прогуливание с охотничьим огнестрельным оружием на лоне природы, а довольно скрупулезно и нормативно расписанные действия граждан, имеющих огнестрельное оружие – источник повы­шенной опасности для окружающих.

Пренебрежение элементарной техники безопасности при производстве охоты, а тем более загонной охоты на крупных животных (лосей, кабанов), следует руководствоваться принципом стрелять только по ясно выраженной цели, то есть когда охотнику отчетливо видны признаки объекта, позволяющие отличить животного от человека. В течение 2009 года в республике таким образом погибло 2 человека, в Альшеевском и Кушнаренковском районах.

В Куюргазинском районе в результате несчастного случая один охотник застрелил другого во время передвижения в ав­томашине.

Кроме того, в Белокатайском районе в ходе производства незаконной охоты с применением транспортного средства отец застрелил сына.

Надеемся, что работа Управления по охране животного мира Минэкологии РБ сыграет свою положительную роль в деле сохранения объектов животного мира в Республике Башкортостан.

Г.В. Егоров,

начальник отдела госконтроля за использованием объектов животного мира Управления по охране животного мира Минэкологии РБ.


За двумя зайцами


– Нет свежих следов! Шиповник по-над дорогой есть. Семена клена – ешь не хочу. А следов-то заячьих нет.

Заместитель редактора «Башкирской охотничьей газеты» Роберт Вахитович Чувашаев сокрушенно крякает, напряженно посматривает вправо-влево. Но снежные покрывала, укатавшие пойменные луга Демы на территории охотничьего хозяйства «Рада» в самом деле были девственно чисты. Ни одной цепочки! Зайцу, понятно, в 25-градусный мороз не до лакомств. Погрызет, поди, кору молодого кустарника вблизи своей лежки и опять хоронится где-нибудь в укромном овражке. А лиса? Без завтрака что ли осталась? Почему не мышкует, не промышляет зайчика, не выстрачивает белые просторы полей изящными узорами своих следов?

По крещенским морозам мы, журналисты, можно сказать, напросились в охотничью компанию. Президент СКО «Рада» Вячеслав Васильевич Аброщенко пошел навстречу нашему известному авантюризму. Хочется выпендриться перед коллегами, притащить в номер правительственного журнала «Панорама Башкортостана» что-то вкусное. Тематическая охота, одним словом.

Вячеслав Васильевич знает толк в творческом состязании. Вопреки устойчивому мужскому принципу – дамочек на охоту не брать – нас с фотокорреспондентом Александрой Витковской в бригаду включили. Определили под крыло коллеги, в чьем «Ниссане» мы и прибыли к месту.

Крепкий мороз выдвинул две проблемы: нежность фотоаппаратуры и работоспособность собак, чей нюх блокируется при температуре ниже – 15 градусов. Гончие, засидевшиеся в багажниках автомашин, резво выскочили на волю. Приплясывают возле хозяев, тычутся в сугробы по обочинам дороги. Судя по скучным собачьим мордам, зайцы разместили о себе очень скупую «информацию». Никакого профессионального интереса.

– С нами, журналистами, тоже такое бывает, – утешаю Альфу. – Едешь за тридевять земель, месишь грязь в каком-нибудь забытом Богом селе, а зацепиться не за что.

Собака понимающе смотрит в глаза и устремляется обследовать придорожное пространство. Охотники сдержанно приветствуют друг друга, натягивают маскировочные костюмы. Экипировка у всех бывалая: с подпалинами, схваченными мужской рукой прорехами, забавными фломастерными рисунками, надписями. У Тимура Витальевича Саблина белые одежды раритетные, доставшиеся от отца. Ришат Рифкатович Сулейманов выгружает из трейлера снегоход. Щелкают затворы охотничьего оружия. Навешиваются патронташи. Подъехал егерь охотхозяйства Азат Халиуллин. Доложил: во вверенных ему угодьях все спокойно.

Мужская подготовка к охоте сродни дамским сборам в театр. Столь же тщательна, основательна, все продумано до мелочей. Только в три раза оперативнее.

По традиции объявляется построение. Короткое напутствие от именитого зайчатника Александра Сергеевича Романенко: не впадать в азарт, дабы ненарокам не «хлопнуть» гончих. Стандартный штраф за повреждение собаки – 15 тысяч рублей. Сумма, конечно, смешная, хорошей охотничьей собачке цены нет, однако протокол обязывает напомнить. Торжественный момент: Роберту Вахитовичу Чувашаеву вручается билет почетного члена спортивного клуба охотников «Рада», автору этих строк – уникальная книга (самиздат: подшивка «БОГ» за 2002-й год).

Аплодисменты, пожелания удачи – и две группы лыжников отправляются на обозначенные территории. Кандидатам в члены клуба поручили заладить костерок. Мужчины при деле, а нам с коллегой заняться нечем. Не двинешь же за охотниками по полям. Какие могут быть интервью или фотосессии в зоне добычи зверя! Издалека наблюдаем, как работают собаки, любуемся дивной панорамой окрестных лесов. Я видела эти края и в другие времена года, но зимой пойма Демы чуть южнее Давлеканово чудо как хороша. Божественный покой березовых рощ, одетых в ледяные ожерелья, которые тонко звенят при малейшем дуновении ветра.

– Тяф-тяф-тяф!

– Пиф-паф! Хлоп! Пук!

Звуки охотничьего промысла, впрочем, органично вписываются в красоту природы. Плодитесь и размножайтесь! Так определил Творец всему живому. Земля – кормилица, а все, что на ней колосится, бегает, плещется в водоемах – предназначено для человека.

В нашей республике около 100 охотхозяйств, закрепленных за юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями. Общая площадь охотничьих угодий Башкортостана – около 14 тысяч миллионов гектаров. Покрупнее иного европейского государства будет! Больше сорока тысяч жителей РБ – охотники «в законе», то есть имеют соответствующие документы на оружие, промышляют по лицензиям. Естественно, не только красотами родного края ходит любоваться человек с ружьем. Башкортостан – клевое место для любителей этого чисто мужского занятия. Численность диких животных, населяющих территорию республики, стабильно высокая. В последние годы наблюдается рост популяций кабана, лося, косули.

Сейчас разрешен промысел пушных зверей – зайца, лисы, куницы, норки, соболя, енотовидной собаки, а также кабана-сеголетки. Охотничье хозяйство клуба «Рада», созданное три года назад, принадлежит к числу наиболее привлекательных для уфимцев. Его преимущество перед другими очевидно: около сотни километров от столицы по хорошей дороге – и вот они, 23 тысячи гектаров угодий, где дичь (кабан, лось, заяц, косуля, лиса) водятся в достатке. О животных заботятся: обеспечены охрана, подкормка, егерская служба. Чужие здесь не ходят, то есть в основном охотятся члены клуба. Строго соблюдается лицензионный порядок, со дня открытия зимней охоты выдано более 70 путевок. Браконьеры сюда лыжи не вострят.

Дымок от костра, укрытого в низине, тонкой струйкой вьется над рощицей. Мужчины ловко обваловали сугроб: получился стол размером с рыдван. Для непосвященных: если охотиться с членами клуба «Рада», успех обеспечен в любом случае. Не подстрелишь дичь – утешишься в походном ресторане. А повезет – там же отметишь удачу. Патроны можешь забыть. Но не термос с каким-нибудь фирменным напитком. Спиртное в этом сообществе не приветствуется. До охоты – ни грамма, после – по желанию, для укрепления здоровья.

Зажевав по ломтю черного хлеба (как в детстве, на свежем воздухе, с подмерзшей корочкой) мы со своим фоторужьем топаем в сторону нефтяной ка­чалки. Наст не держит, вязнем по пояс в снегу. Вячеслав Васильевич, видимо, уже сделал не­сколько хороших кругов по окрестностям. С восторгом поведал.

– Какие красавицы-косули мне встретились! Может и вам по­счастливится увидеть.

Обстоятельно объяснил, каких следов надо держаться, чтобы выйти на живописное местечко прямо напротив горы. Отдал свои лыжи Александре, мне их вручили заранее. Движемся на восток по ленте, оставленной снегоходом. Один перелесок, другой. Ученые утверждают: тишина не бывает абсолютной. Возможно, но не в этих местах. Художники уверяют: белый цвет имеет до 20 оттенков. Трудно согласиться, пока солнечным январским деньком не встанешь столбом посреди искрящегося великолепия давлекановских пейзажей. Замрешь и устанешь считать, сколько видов краски взяла природа, чтобы нарисовать потрясающие зимние полотна, вместившие в себя белизну льняных холстов, голубизну льда, тепло топленого молока, зыбкое марево дальних холмов. Кстати, по просьбе одного сибирского художника я как-то объездила пол-Уфы в поисках краски, имеющей каталожное название «Башкирская белая». Из любопытства опробовала ее потом на стандартной бумаге «Снежинка». Вы помните, какого оттенка цветы черемухи? Того самого, из тюбика «Башкирской белой».

– Где интрига? Где охотничьи байки, где динамика экстрима? Про цветочки рассказывать можно, не вставая с дивана! За тем ли вас на охоту взяли? – Так, наверное, спросил бы строгий редактор любого издания, почитав этот материал. И был бы прав, если бы не знал, что в «Башкирской охотничьей газете» свои критерии подхода к репортажам с места действия, а для членов спортивного клуба охотников «Рада» главное событие – сам факт охоты. Вне природы, как известно, хобби не существует. Интернетом не заменишь. Так что, кому пальба и добыча, а кому – сладость общения с живой природой, с друзьями.

Однако, прошло два часа, отпущенных на работу в поле. Охотники стали подтягиваться к костру, выставлять на общий стол тормозки. Оружие, масхалаты – в машинах, можно расслабиться с кружкой чая. К тому времени уже было известно, что взяли двух зайцев. Мороз не дает хлебнуть горячего – губы прилипают к кружке. Пластинки сала деревенеют мгновенно. Про разносолы, которые по традиции радовцы возят с собой во все сплавы, походы, экспедиции, говорить нечего: глубокая заморозка. Застывшие куски роскошной гусятины с подворья семьи Ро­маненко поджариваем на огне. Подоспел курник, дышащий жаром печи – дар Рауфа Галимова, предпринимателя, члена Давле­кановского филиала СКО «Рада».

Щедрый гостинец! Вот это по-давлекановски. В разгар оживленного разговора, когда фляжка уже прошла по кругу, на поляну выскочил крупный беляк. Ложки застыли у охотников в руках. Косой даже не повернул голову, не рванул в кусты. Как бежал своим путем, не смущаясь присутствия большой группы людей, костра, машин на дороге, так и не сбавил скорость. Безбашенный какой-то. А может, подразнить решил? Собаки, между прочим, тоже ухом не повели. Устали, наверное. За ружьем, конечно, никто из охотников не дернулся. Какое там! Фотоаппараты не успели достать. Проводили зайца взглядами, свистнули вослед и на чем мы там остановились? Ах, да! Бутылку водки опять не открыли. Ту, из закромов, что с астраханской рыбалки завалялась. Раза три на охо­ту ее брали – так и не распочали. Клас­сическая байка! Не верите? Ну, как хотите. А мы свидетельствуем: так оно и было.

С трофеями позволили сфотографироваться всем желающим. По лицам охотников трудно было определить, кто же именно взял зайчиков. Обычное дело: сегодня одному повезло, завтра другому подмигнет госпожа Удача. Уже подмигнула? Поздрав­ляем!

Галина САЛИХОВА,

специально для «БОГ».

Фото Александры ВИТКОВСКОЙ.


Камиль Фарухшинович Зиганшин


Зиганшин Камиль Фарухшинович родился 15 марта 1950 года в поселке Кандры Туймазинского района РБ, в семье кадрового офицера. Детство и юность прошли на Дальнем Востоке в военных городках, разбросанных по самым глухим таежным местам Хабаровского и Приморского краев.

До возвращения на родину ему довелось потрудиться в геологических партиях, отходить матросом на китобойце «Вольный», четыре сезона, работая штатным охотником, промышлять соболя в Лозовском Гос­промхозе в острогах Сихотэ-Алиня.

С 1975 года постоянно живет в Уфе. С 2004 г. – учредитель и генеральный директор предприятия свя­зи «ШОК», основным направлением деятельности которого является проектирование, поставка и пуско-наладка сетей радио, радиотелефонной и спутниковой связи, систем оповещения населения по ГО, мониторинга подвижных объектов.

Наряду с бизнесом постоянно ве­дет благотворительную работу. Являясь учредителем и председателем Фонда защиты диких животных РБ занимается материальной поддержкой охотинспекторов, егерей, охотоведов, лесников, журналистов, активно борющихся с браконьерством или занимающихся изучением биологии диких животных, воспроизводством их численности. В 2006 году Фондом для сохранения и воспроизводства диких животных в Белорецком районе организовано хозяйство «Зуячка» с функцией заказника площадью охраняемой территории 16 тыс. га.

Писать начал в середине 80-х годов, используя материалы охотничьих дневников, впечатления от путешествий и работы в геологических партиях.

В 1995 году принят в Союз писателей РБ. С 2006 года – член Союза писателей России. В 2001 году избран членом правления Союза Писателей РБ. Автор книг: «Охотничья повесть или история жизни рыси», «Щедрый Буге», «Маха или история жизни кунички», «Боцман», «Таежные истории» (на башкирском языке), роман о староверах «Скитники» «Золото Алдана». Лауреат российских литературных премий «Имперская культура» имени Эдуарда Во­лодина (2004 г.) и имени Алексея Толстого (2005 г.), а так­же башкирской – имени Степана Злобина (2001 г.). В 2000 году награжден за многолетнюю плодотворную работу по развитию башкирской литературы Почетной грамотой РБ и дипломом Международного Фонда славянской письменности и культуры. В 2004 г. присвоено звание «Заслуженный работник культуры РБ». За успехи в бизнесе в 2004 году номинирован на звание «Бизнесмен года». По версии газеты «Кызыл тан» Зиганшин К.Ф. в 2005 году назван вместе с Президентом Республики Башкортостан М.Г. Рахимовым «Человек года».


Свора


В один из долгих июльских вечеров волчья стая томилась на лесистом утесе в ожидании сигнала разведчика. Над ней клубилась туча безжалостной, надоедливо-звенящей мошкары. Чтобы согнать наседавших кровососов серые трясли головами и совали морды кто в траву, кто в еловый лапник,

Наконец от подножья Южного хребта до­несся вой, густой и немного расхлябанный. Он не срывался на последней ноте, а завершался плавно гаснущим звуком, возвещавшим – «чую добычу». Спустя некоторое время призывный вой вновь поплыл над тайгой, наводя на все живое безотчетную тоску.

Отвечая вразброд, потянулись ввысь го­лоса встрепенувшихся хищников: «Слы­шим, жди!»

«Видящие» носом не хуже, чем глазами, волки затрусили цепочкой, то опуская, то вскидывая морды, стремясь не пропустить ни единого запаха. Мягко перепрыгивая через поваленные стволы и рытвины, бесшумно скользя сквозь непролазные заросли, звери готовы были в любой миг замереть или молнией ринуться на жертву.

Вел стаю матерый волчище – Дед. Он даже издали заметно выделялся среди прочих более мощным загривком, широкой грудью с проседью по бокам.

Звери, поначалу семенившие не спеша, учуяв вожделенный запах добычи, перешли в намёт. Густой лес не замедлял их бег: подсобляя хвостом-правилом, они ловко маневрировали среди стволов и переплетений веток…

Горбоносый лось, дремавший в нише скалистого обрыва, заслышав вой, вскочил, беспокойно затоптался на месте. Увидев множество приближающихся из темноты огоньков, он понял, что схватки не избежать. Прижавшись задом к отвесной стене и опустив голову, вооруженную мощными рогами, бык приготовился к бою.

Опытные волки взяли сохатого в полукольцо. Дальше все должно было развиваться по хорошо отработанному сценарию: вожак, отвлекая жертву, всем своим видом демонстрирует готовность вцепиться ему в глотку, а остальные в это время нападают с боков и режут сухожилия задних ног. Но, разгоряченный бегом и предвкушением горячей крови, Дед совершил ошибку: прыгнул на быка прямо с ходу, угодив под сокрушительный встречный удар – острое копыто проломило грудь. Зато подскочившие с боков волки сработали четко и молниеносно: лось беспомощно осел на землю. Воспользовавшись промашкой вожака, его давний соперник – Смельчак первым сомкнул мощные челюс­ти на горле поверженного быка и, дождавшись, когда тот, захлебываясь хлынувшей кровью, перестанет бить ногами, взобрался на поверженного гиганта. Мельком глянув на раненого Деда, Смельчак понял, что тот не жилец, и победно вскинул голову: наконец пробил и его час! «Отныне я во­жак!» – говорили его поза и грозный оскал.

Смельчак, выделяясь отвагой и силой, несомненно, являлся достойным приемником. Он был настолько ловок, что умудрялся прямо на ходу вырывать куски мяса от бегущей жертвы. А главное, обладал сверхъестественной способностью подчинять собратьев своей воле.

Воцарив, новый вожак стал действовать по правилу – «как хочу, так и ворочу», по­прав справедливые порядки, устоявшиеся в стае за годы предводительства Деда. И волки безоговорочно подчинились Смель­чаку. Это стало доставлять ему особое, ранее не веданное наслаждение – наслаждение властью.

Уступчивость стаи подпитывалась тем, что в первые годы правления Смельчака сложились очень благоприятные условия для сытной жизни. Оленей во Впадине расплодилось так много, что хищники безо всяких усилий резали их каждый день. Обильная добыча помогла упрочить владычество Смельчака и нескольких приближенных угодников: вокруг вожака образовалась как бы стая в стае.

Власть и превосходство над всеми, до­вольно скоро растлили деспота. Предпочи­тая, чтобы, высунув языки, рыскали и охотились рядовые волки, Смельчак со свитой угодников выходили из-за деревьев только тогда, когда жертва уже дымилась кровью. Поначалу они отнимали ее силой, но мало-помалу сами добытчики свыклись с этим беспределом и, завершив набег, послушно отходили в сторону, в ожидании своей очереди. Изредка, когда охота ожидалась не­обременительно-лёгкой, шайка Смельчака, чтобы размяться, тоже участвовала.

Питались звери так хорошо, что их шерсть приобрела особый блеск, от чего при свете луны казалась серебристо-белой. Ум и хитрость Смельчака позволяли успешно завершать все набеги, отличавшиеся, как правило, бессмысленной жес­токостью. Возможность играючи, без усилий добывать поживу, привела к тому, что и остальные, доселе вроде нормальные волки, втянулись в этот дикий разбой.

Промышлявшие в этих местах охотники из староверческого села Варлаамовка ста­ли то и дело натыкаться в лесу на зарезанных, но не тронутых телят. Как-то даже об­наружили растерзанного волками медвежонка. Рядом, уткнув морду в живот, сидела оглушенная потерей медведица. Без­вольно опустив передние лапы, она раскачивалась из стороны в сторону, как че­ловек. Тяжко вздыхала, горестно поскуливала. Жаль было мамашу и люди в сердцах проклинали серых, но в тоже время полагали, что «на все воля Божья».

Стая чувствовала себя хозяйкой всей Впадины и бесцеремонно промышляла даже возле селения: затравленные олени, ища защиту, всё ближе жались к нему.

Однажды олений табунок, в надежде, что волки не посмеют подойти к строениям вплотную, расположился на ночь прямо у бревенчатого частокола, окружавшего по­селение. Не успели они задремать, как встревожено захоркал бык-вожак. Напу­ганные животные вскочили, притиснулись друг к другу. Один из них, ни с того ни с сего начал вдруг с силой, словно от кого-то отбиваясь, лягать воздух. Но сколько олени ни всматривались в безмолвный мрак, так и не смогли разглядеть ничего подозрительного. Тем временем рогач, вз­вившись на дыбы, упал и начал кататься по траве. Воздух наполнился запахом смерти.

А серые тени, уже не таясь, выныривали из тьмы леса со всех сторон, и вскоре та­бунок превратился в метущийся хаос: обезумевшие животные вскидывались, падали, хрипели, захлебываясь кровью. Вся эта резня продолжалось не дольше десяти минут. Когда разбуженные лаем собак мужики уяснили, что происходит и пальнули для острастки в чёрноту, все уже закончилось.

Утром при виде множества туш, лежащих на примятой, бурой от крови траве, потрясенные скитники окаменели. Каза­лось, что даже горы и те с немым укором взирали на столь бессмысленное побоище.

– Сие – проделки диавола в волчьем об­личии! Пора дать ему укорот! – воскликнул общинный староста.

Еще до этой трагедии, время от времени, изучая по следам жизнь стаи, первостатейный стрелок Колода – кряжистый бородач лет сорока, смекнул, что ею верховодит умный и кровожадный зверь. Он был уверен, что если удастся выследить и уничтожить вожака, то разбой прекратится. Распутывая паутину следов, опытный промысловик не единожды выходил на место отдыха волков, но вожак – умная бестия, всегда ускользал со стаей раньше, чем можно было сделать верный выстрел.

Сам же Смельчак скрытно наблюдал за охотником довольно часто. Колода чувствовал это, и несколько раз их взоры даже скрещивались, но за то мгновение, пока он вскидывал ружье, зверь успевал исчезнуть – словно растворялся в воздухе.

Кровожадность стаи так возмутила охотника, что он, не колеблясь, первым присоединился к праведному делу восстановления справедливости и покоя в окрестностях их селения, полагая, что всем миром удастся быстро избавиться от шайки се­рых разбойников.

Изучив район обитания стаи и определив наиболее часто посещаемые ею места, охотники устроили с вечера засады на всех возможных проходах.

Колоде с братом Матвеем достался ка­раул возле ключа, отделявшего кедрач от осинника. Натеревшись хвоей, они сели в кустах, старясь не смыкать глаз, держа ружья наготове. Вот привидениям проплыл над головами филин. Вышли на прогалину олени. Сопя и пыхтя, карабкался на косогор упитанный барсук. И только волков не было видно, хотя стая все это время бродила здесь же, искусно минуя засады.

Среди ночи у Колоды однажды возникало ощущение чьего-то пристального взгляда, но он так и не заметил Смельчака, вы­шедшего почти прямо на него. Волк некоторое время понаблюдал из за куста за давним соперником и, развернувшись, увел стаю в путанную сеть отрогов и распадков.

Последующие засады также не дали ре­зультата. Попробовали насторожить самострелы. Одного из волков стрела пробила насквозь. Живучий зверь с версту бежал, временами ложась на траву и пытаясь зу­бами вытащить стрелу, но рана была смертельной, и он вскоре околел. Охотники нашли его по голосу ворона-вещуна, каркающего в таких случаях по-особому. Шкуру снимать не стали – от волка исходила невыносимая вонь.

– Питаются хорошим мясом, а пахнут дурно, – удивился Матвей.

– А что ты хочешь? Они же слуги диавола? – пояснил кто-то из стариков.

После потери собрата стая словно испарилась. Ставшие уже забывать о ее существовании люди через несколько месяцев вновь были потрясены жестокой и бессмысленной резней: большинство зарезанных оленей лежало не тронутыми. Пов­торные облавы, пасти, луки на тропах и на привадах теперь вообще не давали результата. Предыдущие уроки явно не пропали даром. Поднаторевший Смельчак запросто разгадывал хитроумные замыслы охотников и всегда обходил ловушки.

Смекалка вожака проявлялась порой са­мым неожиданным образом. Он, например, догадался, как избавиться от постоянно мучивших волков блох.

Как-то раз, переплывая речку, Смельчак заметил, что сотни паразитов, спасаясь от воды, собрались у него на носу. Выйдя на берег, волк взял в зубы кусок коры и стал медленно погружаться с ним в воду. Дож­давшись, когда все блохи переберутся на кору, Смельчак разжал зубы…

А однажды зимой серые, обежав в по­исках оленей все окрестные горы, обнаружили наконец-то небольшое стадо, но никак не могли подкрасться к нему для успешной атаки: приученные к бдительности животные не позволяли приближаться. Догнать же их по глубокому снегу узколапые хищники не могли. Вот если бы весной по насту!

Инстинкт подсказал Смельчаку, что стаю выдает резкий волчий запах. И тогда перед набегом звери, следуя примеру вожака, долго терлись о снег, политый мочой оленей и их свежий помёт. Эта немудреная процедура позволила подойти к табуну настолько близко, что удалось зарезать разом важенку и престарелого рогача. Стая попировала и залегла на долгожданный отдых. Случайно наткнувшиеся на место трапезы, охотники вспугнули зверей. Объевшиеся волки убегали поначалу не торопясь, грузно прыгая, но, когда меткий выстрел Колоды уложил одного из них, они изрыгнули съеденные куски мяса на снег и махом оторвались от преследователей. Одна из пущенных вдогонку пуль настигла отстававшего волка. Раненый зверь зашатался. Изнемогая, повернулся к бегущим на снегоступах стрелкам и, злобно оскалившись, пошёл навстречу смерти… Остальные члены стаи укрылись в окрестностях пещер, куда люди никогда не заходили: считали, что там обитает нечистая сила.

Колода, изучивший повадки стаи, уверовал, что их вожак и в самом деле порождение дьявола. Не мог же Господь наделить столь выдающимися способностями такую бездушное тварь!

Смельчак тоже хорошо знал своих гонителей. Особенно Колоду, чуя в нем сильного противника, тушуясь, порой от его уверенного и проницательного взора. Волк привык видеть в глубине зрачков любого встретившегося ему существа панический страх. В глазах же этого человека горел особый, неустрашимый огонь. Он бесил Смельчака, но вместе с тем и непостижимым образом притягивал, порождал желание вновь схлестнуться, помериться силой.

Осмотрительно избегая прямой стычки волк, дабы доказать свое превосходство, замыслил прикончить его верного товарища – ручную рысь по кличке Лютый. Маленьким, умирающим котенком Колода подобрал его в лесу. Живя рядом с Ко­лодой, рысёнок превратился в его самого преданного друга, понимавшего человека с полуслова. Да и сама стая давно точила клыки на независимого и изворотливого кота. Но котяра, в те дни когда уходил из селения постранствовать, спал только на деревьях, а уж чуткости у него было не­сравненно больше, чем у волков. Однако удобный случай своре вскоре всё же представился.

По изменениям в следах Лютого серые поняли, что кот повредил лапу. И действительно, когда они встретили рысь на склоне отрога, она заметно прихрамывала. Не воспользоваться этим было глупо, и вожак с ближайшими сподручниками пустились в погоню. Спасаясь от преследователей, рысь помчалась к внушительному скалистому останцу. Бежала она с трудом, а споткнувшись, даже неловко растянулась на камнях. Свора, окрыленная доступностью жертвы, прибавила ходу и уже предвкушала скорую расправу, но, почти настигнутый кот успел заскочить на узкую горную тропу и скрыться за скалистым ребром, где в засаде терпеливо караулил Колода с дубиной. Он пропустил рысь, а затем по очереди молча посшибал в пропасть всех волков, выбегавших из-за поворота.

Благодаря понятливости и бесстрашию Лютого, хитроумный замысел охотника удался на славу. Кот, гордый убедительным исполнением роли увечного, подошел к другу. На дне пропасти лежали разбившиеся о камни окровавленные разбойники. Но самым невероятным во всей этой истории было то, что Смельчак, повинуясь своему особому чутью, остался внизу. Уви­дев сияющего Колоду, спускавшегося с вполне здоровым Лютым, он понял, что предчувствие его и на этот раз не обмануло. Проводив недругов ненавидящим взглядом, волк осторожно поднялся по тропе и обнаружил, что все его сподручники погибли.

Утрата своры приближенных стала для Смельчака потрясением. Лишь на следующий день он вернулся в стаю, отдыхавшую в глухом распадке. Волки дремали, блаженно развалившись в самых немыслимых позах, в тени деревьев. Увидев Смельчака, они по привычке встали, но смотрели на него напряженно, иные даже враждебно. Воспользовавшись его отсутствием, главенство в стае захватил Широколобый. Видя, что вожак один, без свиты, он совсем осмелел и открыто демонстрировал свое непочтение.

– Ну что, померяемся силой? Давай! Я готов! – говорил он всем своим видом.

Смельчак понимал, что должен, во что бы то ни стало осадить самозванца, но праздный образ жизни последних лет не прошел даром: он утратил былую силу и ловкость. Однако, даже отдавая отчет, что скорее всего уступит Широколобому, Смельчак не мог добровольно сдать власть – гордыня не позволяла.

Склонив голову набок, Широколобый настороженно следил за каждым движением вожака. Чуть приоткрытая пасть придавала его морде выражение уверенности в победе. Взбешенный Смельчак подскочил к самозванцу. Соперники, ощерившись, встали друг против друга, выражая решимость отстаивать право быть вожаком. Стая внимательно наблюдала.

Уже были показаны белые, как снег, клыки, поднята дыбом на загривке шерсть, гармошкой сморщен нос, неоднократно прозвучало устрашающее рычание, но зве­ри с места не сходили. Наконец Широко­лобый, отступая назад, принудил Смельча­ка сделать бросок. А противник только и ждал этого – отпрянув в сторону, он неуловимым боковым ударом лапы сбил вожака с ног и, нависнув над ним, принялся остервенело трепать ненавистный загривок.

Смельчак вырвался, но сильно ударился головой о ствол березы и, метнувшись в чащу, умчался прочь. Еще никогда он не чувствовал себя таким опозоренным…

Давно заглохли последние верховые за­пахи стаи, а Смельчак все бежал и бежал, кипя от бессильной злобы. Наконец он добрался до местности, где зияли темные глазницы пещер. Эта окраина Впадины была богата зверьем, а следы пребывания людей отсутствовали.

Постепенно Смельчак свыкся с участью изгоя и стал жить бирюком. Иногда, правда, наваливалась невыносимая тоска, но, не желая выдавать себя, он воздерживался от исполнения заунывной песни о своей горькой доле. В такие минуты он лишь тихо и жалобно скулил, уткнув морду в мох.

Как-то стая Широколобого, перемещаясь по Впадине за стадом оленей, случайно столкнулась со Смельчаком. Волки с показным безразличием прошли мимо низвергнутого вожака. Даже бывшая подруга отвернула морду. От унижения Смельчак заскрежетал зубами, да так, что на одном из них скололась эмаль. Ему, всю жизнь одержимому стремлением к главенству, жаждой превзойти других, видеть такое нарочитое пренебрежение было невыносимой мукой, но приходилось терпеть. Не­вольно вспомнилась волчица Деда: та не отходила от смертельно раненого супруга ни на шаг, а когда тот околел, еще долго тихо лежала рядом, положив передние ла­пы на остывающее тело.

Утратив за время царствования охотничью сноровку, Смельчак вынужден был довольствоваться мелкой и, как правило, случайной поживой. Зато, хорошо разбираясь в оттенках голоса ворона-вещуна, он легко определял, что тот обнаружил па­даль, и по его подсказке, не гнушался сбегать подкрепиться на халяву.

Однажды, переев протухшего мяса, Смельчак чуть не околел. А после поправки уже не мог даже приближаться к падали – его тут же начинало рвать. Не способный быстро бегать, он приноровился размеренно и упорно, с присущей волкам не­утомимостью и упорством преследовать добычу часами, а порой и сутками. Без­остановочно шел и шел, не давая намеченной жертве возможности передохнуть, подкрепиться. Преследуемое животное поначалу уходило резво, металось с перепугу, напрасно тратило силы, но постепенно шаг его тяжелел, клонилась к земле голова. Расстояние между хищником и добычей неуклонно сокращалось. Страх приближающейся смерти парализовывал жертву, лишал последних сил. А Смель­чака же близость добычи наоборот будоражила, придавала силы. Наконец наступал момент, когда до предела измотанное, загнанное животное, чуя неминуемость гибели, смирялось с уготованной участью и покорно останавливалось, уже безучастное ко всему. И, когда Смельчак подходил к нему, как правило, даже не пыталось сопротивляться – расставалось с жизнью безропотно…

Волк потихоньку восстанавливал былую форму и к следующей зиме нехватку в пище не испытывал: мало кому удавалось уйти от его клыков.

В один из знойных полудней дремавший на лесине Смельчак проснулся от хруста гальки и плеска воды: кто-то переходил речку. Похватав пролетные запахи, волк уловил чарующий аромат стельной лосихи. Точно она! Брюхатая осторожно брела по перекату прямо на него. Волк сглотнул слюну. От предвкушения возможности поесть свеженины в голову ударила кровь.

Когда лосиха остановилась под обрывом, чтобы дать стечь воде, Смельчак вы­веренным прыжком оседлал ее и вонзил клыки в шею. Очумевшая от внезапности нападения корова, оберегая бесценное содержимое живота, опрокинулась на спину и с ожесточением принялась кататься по хищнику. Тот, разжав челюсти, чуть живой пополз к воде, а потрясенная мамаша удалилась в лесную чащу…

Выполняя просьбу отца-травозная, Коло­да, после Тихонова дня, когда солнышко дольше всего по небу катится и от долгого света Господня все травы животворным соком наливаются и вплоть до Иванова дня высшую меру целебности имеют, шел по высокому берегу, собирая лапчатку серебристую, необходимую для приготовления лечебного сбора прихворнувшей матушки. Приседая на корточки, охотник с именем Христовым да именем Пресвятой Богоро­дицы срывал ту траву аккуратно, чтобы не повредить корни.

Неожиданно Колода ощутил на себе до боли знакомый взгляд: по голове и спине аж холодок пробежал. Не уж то Смель­чак?! Он резко обернулся и внизу, у воды, увидел невзрачного, всклокоченного волка, но глаза, вернее один полуоткрытый глаз, сразу выдал его – точно, Смель­чак!

– Вот это встреча! Так ты, старый вурдалак, оказывается, жив?! – воскликнул человек.

Зверь вздрогнул, еще сильнее прижал к загривку уши и втиснул голову в песок. В его взгляде засквозили испуг, тоска, чувство полной беспомощности: не было сил даже оскалить когда-то страшные клыки. Глаза заслезились – то ли от жалости к самому себе, то ли от того, что было трудно смириться с бесславной участью обреченной жертвы.

А охотник смотрел на старого поседевшего зверя сочувственно, можно сказать, с грустью. Смельчак отвел глаз, тяжело вздохнул. Они поняли друг друга. В какой-то момент во взгляде Колоды вместе с жалостью невольно мелькнула мстительная удовлетворенность. Смельчак, словно почуяв перемену в настрое человека, едва слышно заскулил.

– Нечего плакаться, получил ты, браток, по заслугам.

Но просьба волка о пощаде и помощи была настолько откровенно выраженной, что охотник даже смутился. Он спрыгнул с обрыва на прибрежную косу и направился к Смельчаку. Тот в ужасе съёжился, дернул грязным, как дворовая метелка, хвостом и как будто всхлипнул. Шумно вздохнул и замер.

– Не робей, лежачих не бью, – охотник склонился над зверем и… наткнулся на угасающий взгляд . Волк был мертв…

Набрав травы, Колода вернулся в хижину и рассказал отцу о неожиданной встрече.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:

Похожие:

Интервью с Ю. П. Трутневым То, о чем так долго говорили специалисты, свершилось: госполитика и регулирование в сфере охраны, изучения, сохранения, воспроизводства и использования объектов животного мира, iconРаспоряжение вносит департамент охраны и использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов области

Интервью с Ю. П. Трутневым То, о чем так долго говорили специалисты, свершилось: госполитика и регулирование в сфере охраны, изучения, сохранения, воспроизводства и использования объектов животного мира, iconСоисполнители Государственной программы департамент экологии и природопользования Кировской области; управление охраны и использования животного мира Кировской области Наименование подпрограммы

Интервью с Ю. П. Трутневым То, о чем так долго говорили специалисты, свершилось: госполитика и регулирование в сфере охраны, изучения, сохранения, воспроизводства и использования объектов животного мира, iconОчень важно для безопасности и сохранения здоровья Вашего животного

Интервью с Ю. П. Трутневым То, о чем так долго говорили специалисты, свершилось: госполитика и регулирование в сфере охраны, изучения, сохранения, воспроизводства и использования объектов животного мира, iconКонцепция сохранения и устойчивого использования зубров в Республике Беларусь
Последние дикие популяции зубра (беловежская и западно-кавказская) были уничтожены в начале XX века

Интервью с Ю. П. Трутневым То, о чем так долго говорили специалисты, свершилось: госполитика и регулирование в сфере охраны, изучения, сохранения, воспроизводства и использования объектов животного мира, iconАгентство по охране и использованию животного мира в камчатском крае

Интервью с Ю. П. Трутневым То, о чем так долго говорили специалисты, свершилось: госполитика и регулирование в сфере охраны, изучения, сохранения, воспроизводства и использования объектов животного мира, iconОтчет о результатах деятельности Комитета по ветеринарии и охране животного мира Мурманской области за 2011 год
Мурманской области; защита населения от болезней, общих для человека и животных; обеспечение ветеринарной безопасности продукции...

Интервью с Ю. П. Трутневым То, о чем так долго говорили специалисты, свершилось: госполитика и регулирование в сфере охраны, изучения, сохранения, воспроизводства и использования объектов животного мира, iconРуководителям организаций, осуществляющих пользование объектами животного мира, отнесенными к объектам охоты

Интервью с Ю. П. Трутневым То, о чем так долго говорили специалисты, свершилось: госполитика и регулирование в сфере охраны, изучения, сохранения, воспроизводства и использования объектов животного мира, icon29-30 октября в Москве состоялась Всероссийская конференция «Государственное регулирование в сфере обращения лекарственных средств и медицинских изделий» («ФармМедОбращение 2008»)

Интервью с Ю. П. Трутневым То, о чем так долго говорили специалисты, свершилось: госполитика и регулирование в сфере охраны, изучения, сохранения, воспроизводства и использования объектов животного мира, iconНачальник специализированной инспекции государственного контроля за использованием и охраной животного мира, ведением охотничьего хозяйства и состоянием заповедного дела

Интервью с Ю. П. Трутневым То, о чем так долго говорили специалисты, свершилось: госполитика и регулирование в сфере охраны, изучения, сохранения, воспроизводства и использования объектов животного мира, icon1. Биология как наука, ее достижения, связи с другими науками. Методы изучения живых объектов. Роль биологии в жизни и практической деятельности человека

Поместите кнопку у себя на сайте:
Образование


База данных защищена авторским правом ©cow-leech 2000-2013
обратиться к администрации | правообладателям | пользователям
COW-LEECH.RU